Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Психологические науки
Общая психология, психология личности, история психологии

Диссертационная работа:

Лобова Вера Александровна. Индивидуально-типологические свойства личности при развитии сердечно-сосудистых заболеваний в условиях Крайнего Севера : Дис. ... канд. психол. наук : 19.00.01 : Надым, 2003 147 c. РГБ ОД, 61:04-19/115-6

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

ВВЕДЕНИЕ 4

ГЛАВА 1. Теоретическое обоснование взаимосвязи индивидуально-
,л типологических свойств личности и сердечно-сосудистых заболеваний

  1. Проблема индивидуально-типологических свойств личности при сердечно-сосудистых заболеваниях 11

  2. Взаимосвязь индивидуально-типологических свойств личности

и психологического стресса при сердечно-сосудистых заболеваниях....22

1.3. Влияние индивидуально-типологических свойств личности на
развитие психосоматических расстройств 28

ГЛАВА 2. Экспериментальное исследование индивидуально-типологических свойств личности при развитии сердечно-сосудистых заболеваний в условиях Крайнего Севера

2.1. Методика исследования индивидуально-типологических свойств

'* личности при сердечно-сосудистых заболеваниях 33

2.2. Результаты исследования индивидуально-типологических
свойств личности у больных сердечно-сосудистыми заболеваниями

на Крайнем Севере 41

ГЛАВА 3. Характеристика индивидуально-типологических свойств личности при развитии сердечно-сосудистых заболеваний в условиях Крайнего Севера

  1. Показатели экстра-интроверсии и нейротизма у лиц с сердечнососудистыми заболеваниями в условиях Крайнего Севера 56

  2. Индивидуальная чувствительность к стрессу у больных сердечно-сосудистыми заболеваниями на Крайнем Севере 64

  3. Механизмы психологической защиты у лиц с сердечнососудистыми заболеваниями в условиях Крайнего Севера 76

# ГЛАВА 4. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ 89

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 99

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 104

ПРИЛОЖЕНИЕ 127

з СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

  1. АД- артериальное давление

  2. АГ — артериальная гипертония

  3. ВУС — высокий уровень стресса

  4. ИБС — ишемическая болезнь сердца

  5. ИЖС - индекс жизненного стиля

  6. ИМ — инфаркт миокарда

  7. ИН — индекс напряжения

  8. ИТО — Индивидуально-типологический опросник

  9. КП — кардиальная патология

10.ММРІ — Миннесотский многопрофильный личностный опросник

11.МПЗ — Механизмы психологической защиты

12.ПАГ — пограничная артериальная гипертония

13.РЭГ — реоэнцефалография

14.СМИЛ — стандартизованный метод исследования личности

15.СМОЛ - сокращенный метод исследования личности

16.ССЗ - сердечно-сосудистые заболевания

17.ТАШ — Торонтская алекситимическая шкала

18.УЗ - условно здоровые

19.ФР - факторы риска

20.ЦНС - центральная нервная система

21 .ЭКГ — электрокардиография

22.ЯНАО - Ямало-Ненецкий автономный округ

Введение к работе:

К настоящему времени проблеме влияния типологических свойств личности и индивидуальной чувствительности к стрессу на формирование сердечно-сосудистых заболеваний посвящено большое количество работ (Мелентьев А.С.,1995; Тябут Т.Д.,1999; Гнедов Д.А., Элашвили М.А.,2000). Исследователями установлена (Оганов Р.Г.,1999; Винокур В.А.,2001) взаимосвязь личностных особенностей и гиперфибриногенемии, повышающей риск развития сердечно-сосудистых заболеваний в 2-3 раза. Выявлен рост показателей индекса стресса у населения (Гафаров В.В.;1998; Гагулин И.В.,2000; Чазов Е.И.,2003). Психологическому стрессу отводят важную роль в формировании артериальной гипертонии и ишемической болезни сердца (Березин Ф.Б.,1996; Гаврилова Е.А.,1999, Гогин Е.Е.2002).

Исследователями установлено, что индивидуальная чувствительность к стрессу основана на высоком уровне личностной тревожности, фрустрированности, пессимистичности, интровертированности, а также гипостеническом типе реагирования (Чернышова О.Н.,1996; Бондарева И.П.,2001). В связи с этим, формирование психосоматической патологии, включая заболевания сердца и сосудов, рассматривается отдельными авторами (Исаев Д.Н.,1996, Мелэмед Р., Кобб Дж.Т.,1996) как вариант дезадаптации из-за неустойчивости к стрессу.

Исследования личности больных сердечно-сосудистыми заболеваниями до сих пор осуществлялись в рамках типологического подхода К. Юнга (1921) и Г.Айзенка (1970). Значительная часть работ посвящена изучению поведенческих («коронарный» тип, или тип А) и эмоциональных (тревога, депрессия) характеристик личности (Положенцев С.Д.,1995; Грекова Т.И.,1997; Березин Ф.Б.,1998, Кубзанский Л.Д.,1998; Шпак Л.В.,1999; Дэвидсон К.,2000; Соколов Е.И., 2002). Однако до сих пор не уточнены индивидуально-типологические свойства лиц, наиболее подверженных влиянию стресса и склонных к формированию сердечно-сосудистых заболеваний. Отсутствуют определенные данные об алекситимии и характере использования механизмов психологических защит.

До сих пор остаются неразрешенными вопросы индивидуальных различий, таких как стереотипы поведения и основные свойства личности, влияющие на чувствительность к стрессу и увеличивающие риск сердечно-сосудистой патологии при переезде на Крайний Север. Вместе с тем, исследование этой проблемы особенно актуально для регионов Крайнего Севера, где болезни сердечно-сосудистой системы имеют высокий уровень распространенности (Буганов А.А., 1993,2002; Уманская Е.Л., 1999; Саламатина Л.В.,2000).

Исходя из вышеизложенного, нами была определена цель: изучить индивидуально-типологические свойства личности при развитии сердечнососудистых заболеваний в условиях Крайнего Севера.

Объект исследования. В исследовании приняли участие 3 группы испытуемых: 1) лица с ишемической болезнью сердца, 144 человека; 2) лица с артериальной гипертонией, 247 человек; 3) условно здоровые лица, имеющие высокую чувствительность по отношению к стрессу, 160 человек.

Данная группа представлена испытуемыми, которые проходили обследование в кардиологических скринингах (1996-2002 гг.) в ГУ НИИ медицинских проблем Крайнего Севера РАМН и у которых была выявлена высокая индивидуальная чувствительность к стрессу. Всего в исследовании приняли участие 2292 человека.

6 Предметом исследования являются индивидуально-типологические свойства личности при развитии сердечно-сосудистых заболеваний в условиях Крайнего Севера.

В процессе исследования была сформулирована и проверялась основная гипотеза: развитие сердечно-сосудистых заболеваний на Крайнем Севере определяется индивидуально-типологическими свойствами личности, которые в экстремальных условиях высоких широт подвергаются деформации. А также ряд частных гипотез, поясняющих основную:

  1. Имеются свойства личности, по которым наиболее точно можно определить риск развития сердечно-сосудистых заболеваний на Крайнем Севере.

  2. Предполагается, что индивидуальная чувствительность к стрессу может являться предиктором развития сердечно-сосудистых заболеваний.

  3. Риск развития артериальной гипертонии и ишемической болезни сердца может быть обусловлен индивидуальными стратегиями психологических защит, используемых личностью.

Для проверки выдвинутых гипотез необходимо было решить следующие задачи:

  1. Изучить индивидуально-типологические свойства личности при развитии сердечно-сосудистых заболеваний в условиях Крайнего Севера.

  2. Выявить особенности изменения индивидуально-типологических свойств личности при развитии артериальной гипертонии и ишемической болезни сердца.

3. Изучить распространенность психологического стресса на Крайнем
Севере и определить индивидуальную чувствительность к стрессу при развитии
сердечно—сосудистых заболеваний.

4. Исследовать процессы алекситимии и развитие механизмов
психологической защиты при формировании сердечно-сосудистых
заболеваний в условиях Крайнего Севера.

Реализация поставленных задач и проверка выдвинутых гипотез исследования осуществлялась с помощью таких методов, как индивидуальная психологическая беседа и методы психологической диагностики. Тестирование осуществлялось путем использования личностных опросников и опросников-анкет (шкалы психологического стресса Л.Ридера, Индивидуально-типологического опросника Л.Н.Собчик, Модифицированного личностного опросника Айзенка; Торонтской алекситимической шкалы, опросника Плутчика-Келлермана-Конте «Индекс жизненного стиля»).

При обработке использованы общепринятые методы математической статисткики; для определения возможных пределов ошибки в настоящей работе использовался t-критерий Стьюдента.

Методологическую основу исследования составили научные положения о физиологических основах индивидуально-типологических различий (Б.М.Теплов,1961), теоретические положения об опосредованных взаимоотношениях различных уровней индивидуальных свойств личности (В.С.Мерлин, 1964,1986), положения о личности как системе отношений индивида с окружающей социальной средой (В.М.Бехтерев, 1954; В.Н. Мясищев,1971; А.Ф.Лазурский,1995), а также концепция наиболее общих оснований индивидуальности человека (Н.С. Лейтес,1960; В.Д. Небылицын, 1976; В.М. Русалов,1979; Э.А. Голубева,1983; А.И. Крупное, 1990; 1994) и разрабатываемая на базе теории ведущих тенденций концепция целостного понимания личности (Л.Н. Собчик, 1986,1998).

Новизна и теоретическая значимость работы состоит в том, что: 1. Определены особенности деформации индивидуально-типологических свойств личности при развитии сердечно-сосудистых заболеваний в условиях Крайнего Севера: изменения являются однотипными, связанными с диапазоном колебания личностных свойств. Происходит нивелирование стеничных качеств и усугубление гипостенических проявлений и свойств личности.

s 2. Изучены основные изменения индивидуально-типологических свойств личности при развитии артериальной гипертонии и ишемической болезни сердца на Крайнем Севере: общей тенденцией является усиление ригидности при одновременном сохранении высокой лабильности. Усугубление слабых свойств личности вариативно: при артериальной гипертонии усиливается сензитивность, при ишемической болезни сердца - интровертированность.

3. Изучена распространенность психологического стресса на Крайнем
Севере. Показано, что индивидуальная чувствительность к стрессу обусловлена
половым диморфизмом. Индивидуальным типологическим маркером развития
ишемической болезни сердца у мужчин является высокий индекс
психологического стресса.

4. Выявлена специфика психологических защит при развитии
сердечно-сосудистых заболеваний в условиях Крайнего Севера: использование
незрелых форм защиты и высокая степень напряженности эгомеханизмов при
артериальной гипертонии. Установлена активизация процессов алекситимии
при формировании сердечно-сосудистой патологии на Крайнем Севере.

Практическая значимость исследования

Практическая ценность выполненной работы заключается в расширении представления медицинских психологов и врачей о значимости социально-психологических и личностных факторов в формировании сердечно-сосудистой патологии при длительном проживании на Крайнем Севере.

Результаты исследования могут использоваться в практической работе психологами и врачами для диагностических целей и служить материалом лекций при организации «Школ здорового сердца».

Полученные в исследовании данные об индивидуально-типологических свойствах личности при развитии артериальной гипертонии и ишемической болезни сердца в условиях Крайнего Севера могут найти применение в соответствующем спецкурсе при подготовке клинических психологов.

Результаты исследования могут использоваться в практической работе психологов в качестве психологического критерия прогнозирования и/или выявления ранних доклинических признаков сердечно-сосудистых заболеваний на Крайнем Севере.

Знание закономерностей личностной деформации при развитии сердечно-сосудистых заболеваний в условиях Крайнего Севера может быть использовано психологами и врачами при разработке профилактических и психокоррекционных программ и при профессиональных отборах для работы в условиях высоких широт.

Внедрение результатов исследования. Апробация результатов
исследования осуществлялась на базе Отдела массовых исследований ГУ НИИ
медицинских проблем Крайнего Севера РАМН (г.Надым). Основные
положения работы доложены на 2-ой Российской научно-практической
конференции «Вопросы профилактической медицины в регионах Крайнего
Севера» (Надым,2002); 3-ей Всероссийской научно-практической конференции
«Артериальная гипертония в ряду других сердечно-сосудистых факторов
риска» (Москва,2002); 4-ом Российском научном форуме «Традиции
Российской кардиологии и новые технологии в кардиологии XXI века»
(Москва,2002); Всероссийской научно-практической конференции «Пути
снижения заболеваемости и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний»
(Москва,2003); на XI-ом Международном симпозиуме

«Эколого-физиологические проблемы адаптации» (Москва,2003). Результаты исследования отражены в 11 опубликованных работах.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Индивидуально-типологические свойства личности в условиях Крайнего Севера подвергаются однотипным изменениям, а именно: тормозимые и слабые свойства личности углубляются, стеничные -сглаживаются и нивелируются. При развитии сердечно-сосудистых

заболеваний происходит усугубление гипостенических проявлений. Этот процесс имеет свои особенности: при артериальной гипертонии усиливается сензитивность, при ишемической болезни сердца - интровертированность.

  1. Индивидуальная чувствительность к стрессу в условиях Крайнего Севера увеличивает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний, у мужчин в большей степени, чем у женщин. Наибольшей чувствительностью к стрессу характеризуются лица с ишемической болезнью сердца.

  2. Лица с сердечно-сосудистыми заболеваниями на Крайнем Севере характеризуются высоким индексом алекситимии и сильно развитыми механизмами психологической защиты: при артериальной гипертонии наиболее активно используется замещение, при ишемической болезни сердца-вытеснение.

и ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ

ИНДИВИДУАЛЬНО-ТИПОЛОГИЧЕСКИХ СВОЙСТВ ЛИЧНОСТИ И СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ Ы.Проблема индивидуально-типологических свойств личности при сердечно-сосудистых заболеваниях

Современные исследования в области психологии личности к настоящему времени обнаруживают два подхода к проблеме влияния индивидуально-типологических свойств личности на развитие сердечно-сосудистых заболеваний. Один из подходов предполагает признание того, что изменение личности и заострение каких-либо ее свойств, происходит под непосредственным воздействием болезни и зависит от тяжести и течения патологического процесса (Клерссон П., 1994; Манн С.Дж.,1998; Шпак Л.В.,1999).

Другое направление основано на предпосылках о том, что определенные свойства личности могут способствовать формированию патологии различных органов и систем, в том числе вести к развитию болезней сердечно-сосудистой системы (Березин Ф.Б., 1994,196; Мрочек А.Г.Дябут Т.Д., 1998; Соколов Е.И.,1993,2002).

Анализ исследований в области медицинской психологии, где сформировались наиболее стойкие и давние традиции изучения влияния личностных качеств и поведения на развитие сердечно-сосудистых заболеваний, позволил выделить ряд факторов, влияющих на развитие артериальной гипертонии и ишемической болезни сердца. К ним относятся коронарный тип поведения (тип А), нейротизм, высокий уровень личностной тревожности.

При описании типа личности больного ИБС используются различные термины: «сизифов тип» (Фридман М., Розенман Р., 1959), «достигающая личность» (Карвасарский Б.Д.,1985, с.20), «коронарный личностный тип» (Гаврилова Е.А.,1999, с.72). В настоящее время в кардиологии наиболее распространен психологический тип А (Дэвидсон К.,2000), который считается

наиболее подверженным развитию психического стресса вследствие врожденной гиперреактивности на стрессорные ситуации и определенного стрессогенного стиля жизни, который «строят» сами (Гаврилова Е.А,1999,с.73).

Это люди с ускоренным жизненным темпом, амбициозностью и честолюбием, способностью энергично добиваться продвижения по службе, отсутствием удовлетворения от завершения работы, нетерпеливостью, ощущением нехватки времени, агрессивностью, неумением и нежеланием отдыхать. Этих людей отличает высокая самооценка, гипертрофированные желания и не всегда благоприятные условия для их удовлетворения. Данные факторы способствуют формированию негармоничной, эгоцентричной, легко ранимой личности.

Такие люди особенно болезненно переживают любой неуспех, они больше подвержены развитию психического стресса. Это связано, с одной стороны, с тем, что во время психического стресса они испытывают эмоциональное напряжение в силу их чрезмерного восприятия внешних раздражителей. С другой стороны, эти люди строят так свою жизнь, что она изобилует стрессорными ситуациями.

Исследования ученых показали, что в возрасте 30-49 лет лица с поведением типа А заболевают ИБС в 6,5 раз, а в возрасте 50-59 лет в 1,9 раз чаще, чем в норме (Фридман М.,1968; Розенман Р., 1970).

И.Е. Ганелина (1975) приводит данные, что эти люди выбирают род деятельности, требующей особого психоэмоционального напряжения.

В настоящее время доказано, что данный тип связан с определенными нейрогуморальными и физиологическими реакциями и предполагает интенсивную активацию центральной нервной системы (ЦНС) и сердечно-сосудистой регуляции, что повышает вероятность нарушения кардиоваскулярной функции. По мнению отдельных ученых (Джелхорн Е.,1968; Дженкинс Д.,1979; Маньков Ю.У.,1992; Айвазян Т.А.,1995), поведенческий тип А имеет большую прогностическую ценность, чем курение, холестерин, диастолическое давление, возраст. Этими учеными указано на

поведенческую предрасположенность больных с типом личности А к более интенсивной активации ЦНС, повышению вероятности стрессовых реакций и эмоционального напряжения.

Для оценки отдельных характерологических особенностей и психологической структуры личности больного ИБС использовались различные психологические методы. Это Миннесотский многофакторный личностный опросник (MMPI), 16-факторный личностный опросник Кэттелла, личностный опросник Айзенка и другие, позволяющие оценивать отдельные характерологические особенности. Так, Мертенс, Зегерс (1971), Риме, Бонами, Бенгтсон (1973) отмечали, что различные формы ИБС связаны с уровнем тревожности; Брун (1969) — с уровнем депрессии и невротизма, Уардвель (1973) - с ипохондрией. Эти исследования были проведены с лицами, уже заболевшими ИБС. И поэтому встал вопрос: болезнь вызвала эти психологические профили личности или последние способствовали возникновению заболевания. На этот вопрос ответили проспективные популяционные исследования, в которых психологическая структура личности изучалась у практически здоровых лиц. Анализ психологических особенностей заболевших ИБС, проведенный до начала заболевания, показал, что им присущи повышенная тревожность (Медали, Тиль, 1973), склонность к депрессии (Брун, Шекелле,1969; Зизянски,1976), а также невротизм (Тиль, 1973; Флодерус,1974).

В проспективном обследовании, проведенном Остфельдом (1964), отмечено, что лица, у которых к концу исследования развились инфаркт миокарда и стенокардия, оказались подозрительными, завистливыми, внутренне напряженными, неуверенными в себе. Заболевшие впоследствии стенокардией оказались менее эмоционально устойчивыми, чем будущие больные инфарктом миокарда. Зегерс (1974) указывает на наличие первичных психологических различий между лицами, впоследствии заболевшими ИБС. Так, по их данным, больные с бессимптомным течением ИБС имели такие же показатели тревожности, как и здоровые люди, а у больных с клиническими

симптомами ИБС уровень тревожности был достоверно выше. Таким образом, психологические исследования показали, что больным ИБС присущи некоторые специфические личностные черты. К ним можно отнести определенные уровни тревожности, депрессии, нейротизма, агрессивность, стремление к пунктуальности, склонность к доминированию, сдерживание внешних проявлений эмоций. Это психологические черты, близкие к характеристике поведения типа А.

Ряд работ выявил прямую связь нейротизма с поведением типа А (Мертенс,1984). Крупное исследование было проведено в рамках Бельгийско-французского проекта, где были обследованы 685 жителей Бельгии, 709 — Марселя, 1417 - Парижа. Выявлена высокая взаимосвязь поведения типа А с нейротизмом. По выраженности нейротизма удалось прогнозировать возникновение новых случаев ИБС в обследуемой популяции, что позволило этот психологический признак отнести к самостоятельному фактору риска ИБС. Установлено, что у женщин предиктором ИБС является нейротизм, враждебность и депрессия (Халлштром,1986). При этом агрессивность - более строгий предиктор стенокардии и изменений на ЭКГ, в то время как нейротизм сильно связан с развитием инфаркта миокарда.

В работах, направленных на выявление других психологических характеристик типа А, прослеживается отчетливая тенденция связывать этот тип с такими личностными характеристиками, как враждебность, амбициозность, гневность, депрессивность, соревновательность, тревожность. Считается, что такие характеристики в той или иной степени могут быть предикторами возникновения различных форм ИБС (Рэйзин,1982).

Подробный анализ различных психологических характеристик поведения типа А и их взаимосвязи с различными клиническими проявлениями ИБС проведен Дженкинсом (1982). Им отмечено, что отсутствует единая точка зрения на основные психометрические характеристики поведенческого типа А. Однако доказано, что агрессивность, враждебность, амбициозность, неумение

отдыхать, отсутствие удовлетворенности от работы являются основными компонентами, составляющими основу поведения типа А.

Интересная психологическая интерпретация поведения типа А предложена Глассом (1982). Он считает, что для лиц типа А характерны сильно развитые механизмы психологической защиты, которые реализуются путем вытеснения различных психологических конфликтов в область бессознательного.

По мнению отечественных ученых, изучавших взаимосвязь поведения типа А с формированием различных форм ИБС, большую роль играют такие компоненты личности, как враждебность, агрессивность, соревновательность, вовлеченность в работу, ощущение нехватки времени, нейротизм и депрессия (Положенцев С.Д., Руднев Д.А.,1990, с.70). Ими установлено, что основной психологический конфликт лиц с поведением типа А лежит в области межличностных контактов, при невозможности реализовать свои доминирующие мотивации и амбициозные притязания. Е.А. Гавриловой (1999) высказана точка зрения, что фактор типа А требует дальнейшего изучения. Эти исследования должны быть направлены на выявление таких психометрических характеристик поведения типа А, которые оказывают наиболее значимое влияние на развитие ИБС.

Многие исследования отечественных ученых последних лет подтверждают взаимосвязь личностных особенностей с развитием ИБС. Так, установлена связь поведенческого типа А с развитием атеросклеротических изменений в коронарном русле (Губачев Ю.М.,1993, с.58). У 70% обследованных лиц, перенесших инфаркт миокарда, выявлены черты поведения типа А, причем 40% из них имели высшее образование (Чернова М.А. и соавт.,2000, с.326). Эти данные подтверждаются исследованиями Л.В. Родионовой и соавт. (2000). При анализе психоэмоционального статуса больных ИБС ими установлено, что 68% больных ИМ относятся к типу «коронарного» поведения А.

На то, что клинические проявления инфаркта миокарда зависят от исходной личностной структуры больных, указывают Ю.М. Губачев и соавт.(1993). Так, у больных с ишемической болезнью сердца они отмечали различные варианты психологических нарушений личности вплоть до психопатоподобных изменений (акцентуированные личности) в группах с ранним (до 45 лет) развитием ИБС.

Изучение личностных особенностей больных ИБС отечественными учеными показало, что они имеют внутреннюю напряженность, повышенный уровень невротизации, тревожности, психосоциальные проблемы (Тябут Т.Д., Мрочек А.Г., 1998, с.95). У 15% из них среди экстракардиальных причин при пароксизме мерцательной аритмии отмечались нервно-психические и личностные факторы (Ремизова Э.А. и соавт.,2000, с.249). Определено также, что расстройства адаптации составляют треть психической патологии у больных ИБС, а распространенность психических реакций варьирует с диапазоном от 25% до 75% (Кагакина Э.В и соавт.,2000, с. 121).

Поддерживая гипотезу на наличие поведенческого типа личности А у кардиологических или «коронарных» больных, Ю.Н. Замотаев и соавт.(2001, с. 10) указывают, что особенности личности и эмоционально-поведенческой активности влияют на развитие и течение ИБС.

На существенное значение психологических факторов в возникновении пароксизмальной формы мерцательной аритмии (МА) на фоне основного заболевания ИБС указывают О.А. Попов, Ф.Н. Василенко (1997); A.M. Вейн (1998); А.А. Недоступ (2001). К этим факторам относятся особенности личности, эмоциональное состояние, наличие психотравмирующей ситуации (острый хронический стресс). У больных стенокардией отмечено увеличение показателей агрессии, межличностной чувствительности, параноидного мышления, депрессии и психотизма. Среди них 18% составляют тревожные, эмоционально-неустойчивые и агрессивные личности, у 31,8% выявлен сензитивный тип реагирования. Повышенная эмоциональная лабильность также влияет на развитие и течение ИБС (Беляева Г.Г.,2000, с.34).

Отмечено, что до начала болезни лица с ИБС отличались от тех, кто сохранил здоровье, по невротической триаде шкал (Чернышева О.Н.,1995). Было выявлено повышение личностного профиля типологического опросника MMPI по шкалам 1,2 и 3 («ипохондрия», «депрессия» и «истерия»). Выделено также, что предвестниками фатальных форм ИБС являются высокие показатели тревожности и нейротизма, а также ригидность (Романова Н.П.,2000, с.74).

Исследования, проведенные в 2000 году, также выявили у больных ИМ повышение профиля по шкалам «ипохондрии» (1-я шкала), «депрессии» (2 шкала) и «ригидности» (6-я шкала) (Речкова Е.В., Петрова М.М., Опалева -Стеганцева В.А.,2000, с. 18). Таким образом, была подтверждена точка зрения, что для этих больных характерны аффективность, обидчивость, ригидность мышления. Кроме того, сочетание повышенных показателей по 6 и 2 шкалам теста СМОЛ свидетельствует о подавленности, раздражительности, склонности к конфликтам в контактах узкого круга.

Выявлены эмотивный, дистимный и тревожный типы акцентуаций у больных ИБС Усредненный профиль СМОЛ имел конфигурацию конверсионного зубца со значительным подъемом по 1 и 3 шкалам ( р<0,01) (Липчанская Т.П.,2001, с.21).

В личностном профиле больных ИБС обнаружено повышение уровня активности (тест СМОЛ) по шкалам 2,3,6,7,9 (Замотаев Ю.Н.,2001). Это свидетельствует о противоречивом сочетании активного поведения, настойчивости, спонтанности с повышенной эмоциональной лабильностью, напряженностью, тревожностью. Следует подчеркнуть, что из всех типологических вариантов, лица с преобладающей в профиле 2-й шкалой отличаются наибольшей ранимостью по отношению к жизненным невзгодам. Они стремятся «оттормозить» собственные непосредственные порывы, уйти от конфронтации с законами реальной жизни в связи с пессимистической оценкой своих возможностей. Отмеченное у больных с ИБС повышение по 3-й шкале теста СМОЛ выявляет у этой группы обследованных неустойчивость эмоций и конфликтное сочетание разнонаправленных тенденций. Высокий уровень

притязаний сочетается с потребностью в ощущении причастности к интересам окружающих людей, эгоистичность- с альтруистическими декларациями, агрессивность - со стремлением нравиться окружающим. В таком профиле выявляются признаки эмоциональной незрелости личности.

Кроме того, выявленные у больных с ИБС личностная дисгармония и дезадаптивные состояния (высокие показатели по 6 шкале) бывают обусловлены конфликтной межличностной ситуацией и в ситуации стресса вызывают сильную ответную реакцию по агрессивному типу.

Черты гипостенического, тормозимого круга (высокая 7-я шкала), также выявленные в структуре личности ИБС, свидетельствуют о неуверенности в себе и в стабильности ситуации, о высокой чувствительности и подвластности средовым воздействиям.

Несмотря на многочисленные исследования последних лет, в которых подтверждалось влияние индивидуально-типологических свойств личности на формирование и течение ИБС, эта точка зрения разделяется не всеми авторами. Так, Л.В. Шпак полагает(1999), что в развитии нарушений сердечного ритма, в том числе при ИБС, участвует эмоциональный стресс. По мнению ученого, личностные особенности существенного влияния на развитие ИБС не оказывают. Согласно этим исследованиям, усредненный профиль СМОЛ у больных ИБС не превышал 55 Т-баллов. Такой профиль встречается у лиц, относимых к конкордантной норме, то есть у личностей гармоничных.

Изучение проблемы взаимосвязи личностных особенностей с формированием артериальной гипертонии обнаружило неоднородность подходов к освещаемой теме. Так, А.А. Крылов и соавт.(2001) подчеркивают противоречивость психического настроя, легкую ранимость, высокий алекситимический радикал у лиц с АГ. К преморбидным чертам личности больных они относят аффективную неустойчивость, тревожность, мнительность, повышенную впечатлительность и возбудимость. Отмечено также, что у лиц, страдающих АГ, изменено восприятие конфликта и стресса.

Н.П. Романовой (2001) выявлены различные формы реагирования сердечно-сосудистой системы на психоэмоциональный стресс на ранних стадиях развития АГ и уточнены факторы, влияющие на их формирование. Выделено 2 типа реагирования на стресс. Первый тип характеризуется постепенным подъемом систолического АД и плавным его снижением после стресса. При втором типе отсутствует значительное повышение систолического АД и оно снижается уже на высоте эмоциональной нагрузки.

У больных АГ исследователями часто констатируется неустойчивость психической сферы, повышение возбудимости и реактивности нервной системы, приводящие к повышению тонуса вегетативной нервной системы. Как показали работы К.М. Быкова и И.Т. Курцина (1956), ослабление функционального состояния центральной нервной системы за счет понижения возбудимости коры повышает возбудимость подкорковых структур, рефлекторную возбудимость вегетативной нервной системы, особенно ее симпатического отдела. Производящей причиной АГ может являться острая психотравма или хроническая нервно-психическая травматизация, особенно перенапряжение эмоциональной сферы после длительного неотреагирования отрицательных эмоций.

По мнению А.Л. Гройсмана (1996), АГ чаще заболевают люди с сильным типом высшей нервной деятельности, гиперстеничные, упорные в достижении жизненных целей, а не лица слабого типа.

O.K. Вечеринин, Ф.М. Ермоленко (1995) указывают на изменение
личностного профиля лиц с АГ. Так, у больных отмечено достоверное
увеличение показателей по 1,2,3,6,7,8,9 шкалам теста СМОЛ. Это шкалы
«ипохондрии», «депрессии», «истерии», «ригидности аффекта», «психастении»,
«аутизации», «гипомании». Во всех случаях р< 0,05 — 0, 001 по сравнению с
контролем. Основная проблема личности с повышенными показателями по 1-й
шкале — подавление спонтанности, сдерживание самореализации, контроль над
агрессивностью. Противоречивое сочетание сдержанности и

раздражительности создает смешанный тип реагирования, свойственный людям с психосоматической предиспозицией.

Повышение показателей у лиц, страдающих АГ, по 2-й шкале свойственно людям с акцентуацией по тормозимому типу, с тревожно-мнительными чертами. Одновременное повышение по 2-й и 9-й шкалам отражает склонность к перепадам настроения, циклотимный вариант личности.

Подъем по 3 шкале характеризует их как людей раздражительных, нетерпеливых и может быть обусловлено неустойчивой самооценкой, трудностями в приобретении авторитета, напряженными семейными отношениями. Кроме того, в профиле лиц с АГ отмечены ригидность, упрямство, тревожно-мнительные черты, со склонностью к самобичеванию, «пережевыванию» различных проблем и болезненному самонаблюдению. Здесь часто наблюдается концентрация внимания на своих дурных привычках, трудностях взаимоотношений. Лица с таким профилем очень озабочены вопросами морали. Высокие показатели у больных АГ по 8 шкале свидетельствует о некоторой замкнутости обследованных, с угрюмостью, своеобразием суждений, непредсказуемостью поступков, а высокая 9 шкала интенсифицирует психопатологическую симптоматику и свидетельствует о выраженном беспокойстве.

По мнению М.Б. Ценципер (2000), у больных гипертонической болезнью особенно проявляется заострение таких свойств личности, как агрессивность и ригидность.

Установлено, что личностные особенности лиц с ПАГ и больных с артериальной гипертонией ранних стадий в большей степени характеризуются наличием невротических черт характера (Титкова Ю.С.,1990). Это повышенная эмоциональная возбудимость, тревожность, раздражительность, склонность к ипохондрии, сосредоточенное переживание своих недостатков, выраженная напористость в поведении, упрямство, склонность к созданию конфликтных ситуаций.

При мягком течении АГ у больных преобладают такие личностные особенности, как внутренняя напряженность, нетерпеливость, высокие требования к себе, стремление к контролю и подавлению эмоций, особенно враждебности. В 62% случаев выявлялось множество проблемных ситуаций (Ишутина Н.П.,2001, с. 10). У юношей с мягкой АГ, в соотношении с группой здоровых лиц, также обнаружен повышенный уровень профиля личности с заострением всех индивидуально-типологических черт характера (Романова Н.П.,2000,с.9-11).

Показано, что для пациентов с артериальной гипертонией характерны повышенные уровни стрессогенности и цейтнотности (хроническая задолженность в делах, постоянно куда-то не успевают, стремятся в меньшее количество времени вместить много событий) (Шкарин В.В.,2000, с.46). Те же качества, повышенный уровень цейтнотности и стрессогенности, у женщин молодого возраста с АГ при давности гипертонии в среднем 10 лет выявила СВ. Семенникова (2000).

Кроме того, установлено, что универсальной личностной характеристикой больных артериальной гипертонией является алекситимия. Она обуславливает психосоциальную неконгруэнтность личности и повышенную подверженность стрессовым воздействиям. Средний балл составляет 72,3±1,6. Авторами получено повышение личностного профиля у больных артериальной гипертонией по шкалам «невротической» триады 1 и 3 теста СМОЛ («ипохондрии» и «истерии»). Это свидетельствует о соматизации тревоги и вытеснении ее формированием демонстративного поведения. Для лиц с таким профилем характерно пассивное отношение к конфликтам, уход от решения проблем, тенденция к «бегству» в болезнь. Это лица эгоцентричные, эмоционально-лабильные, с плохо контролируемыми эмоциями, легко возбудимые, внушаемые (Ряскин В.И.,2000, с.67).

А.П.Авцын и Э.Э.Кенич (1970) расценивают артериальную гипертонию на Крайнем Севере как одну из частых и типичных болезней адаптации к экстремальным условиям природы и трудовой деятельности. По данным Л.В.

Саламатиной (2000), распространенность АГ среди пришлого населения составила 38,5%. Вместе с тем, исследования, выявляющие связь личностных особенностей с указанной патологией, в регионах Крайнего Севера до сих пор не проводились.

1.2. Взаимосвязь индивидуально-типологических свойств личности и психологического стресса при сердечно-сосудистых заболеваниях

Во всех моделях психологического стресса, формирующих сердечнососудистую патологию, важная роль отводится таким индивидуальным характеристикам, как стереотипы поведения и основные свойства личности. Изучение влияния индивидуальных черт личности на устойчивость к психологическому стрессу показало, что подверженность влиянию стресса основана на высоком уровне личностной тревожности, фрустрированности, пессимистичности, интровертированности, а также гипостеническом типе реагирования (Леонов А.Б., Чернышева О.Н.,1995).

Эти данные были подтверждены исследованиями И.П. Бондарева и соавт. (2001). Изучая личностные особенности у людей, не устойчивых к стрессу, у подавляющего большинства они выявили заострение отдельных свойств с высокими значениями по шкалам 1 и 2 теста СМИЛ. Повышение баллов по данным шкалам свидетельствует о наличии инертности, высокого самоконтроля и ипохондрических установок. Эти черты сочетаются с такими качествами, как пассивность, пессимизм, повышенная чувствительность и депрессивная форма реакции на стресс.

Одним из вариантов дезадаптации личности вследствие неустойчивости к хроническому стрессу является формирование психосоматической патологии. По мнению Д.Н. Исаева (1996), психосоматические расстройства обусловлены личностной предрасположенностью (внутренняя конфликтность, неразвитость эмоционального реагирования). Он выделяет следующие звенья этой патогенной цепи: 1) личностная и биологическая предрасположенность; 2) повышенные адаптационные социально-психологические требования; 3)

развитие патогенного стрессового состояния; 4) развитие дисфункционального состояния; 5) формирование стойких органических изменений.

По мнению Р.Г. Оганова (1993), своевременное обнаружение таких характеристик личности, как устойчивость или индивидуальная чувствительность к стрессу, а также врожденных и приобретенных психологических и поведенческих качеств, имеет особое значение при выявлении ранних доклинических признаков сердечно—сосудистых заболеваний. Это заставляет с особым вниманием отнестись к направлению исследований, связанному с изучением индивидуально-типологических особенностей личности, влияющих на способность формировать адаптивное состояние. Несмотря на его очевидную актуальность в плане прогностических рекомендаций, работы в этой области немногочисленны.

Между тем, современная цивилизация постоянно держит человека в состоянии нервно-психического напряжения. В условиях хронического социального и психоэмоционального стресса в настоящее время живет более 10,0% работоспособного населения (Измеров Н.Ф.,2000). Нарастание психофизиологического напряжения, возникающего из-за неблагоприятных природных и социальных факторов, и психические нагрузки могут превысить стойкость резервных адаптационных возможностей и привести к болезненному состоянию (Агаджанян Н.А.,1998, с. 43).

По мнению А.А. Буганова (1999,2001), на Крайнем Севере такие психологические факторы, как хронический стресс, психоэмоциональный дискомфорт, личностные характеристики во многом обусловливают соматическую патологию и усугубляют риск развития сердечно-сосудистых заболеваний.

Исследования последних лет подтверждают важную роль эмоционального звена в формировании ответных реакций организма на средовые воздействия. По данным Б.М. Федорова (1990,1994), СЕ. Павлова и др.(2000), эмоциональные реакции испытуемых на нагрузку имеют разные качественные и количественные характеристики и влияют на функциональное

состояние сердечно-сосудистой системы. Понимание роли хронического стресса в возникновении соматических расстройств особенно важно в современный период, когда показатели психосоматических расстройств выросли на 42,7% (Палеев Н.Р.,1998, с. 156).

По данным Ф.Б. Березина (1996), психологический стресс появляется не только в состоянии угрозы или опасности, но и в ситуациях безысходности и неопределенности, которые в настоящий период во многом обусловлены социальными факторами. При этом различные его формы (импульсивная, тормозная, генерализованная) приводят к изменениям в протекании психических процессов, эмоциональным сдвигам, нарушениям в поведении и к негативной трансформации личности. По мнению Дж. Эверли, Э. Розенфельда (1985), изменения в области социальной сферы могут не только привести к эмоциональному дистрессу, но и обусловить формирование патологии сердечно-сосудистой системы.

На важную роль социальных и психологических факторов в развитии сердечно-сосудистых заболеваний указывают Л.Е. Панин, В.П. Соколов (1981); Ф.Б. Березин (1994) и другие. К таким факторам О.С. Копина, Е.А. Суслова, Е.В. Заикин (1996) относят: 1) воздействие острой психической травмы; 2) хроническое психоэмоциональное напряжение (стресс); 3) неблагоприятные жизненные события и изменения; 4) психологические характеристики людей (тип поведения, эмоциональные состояния; темперамент, черты характера, защитные механизмы и др.).

Ими обнаружена достоверная связь уровня стресса с наличием сердечно-сосудистых заболеваний. Так, по данным авторов, в группе со стенокардией получены более высокие тестовые показатели по шкале Ридера, чем у лиц, не страдавших стенокардией (1,85;1,58; р<0,05). Лица с артериальной гипертонией имели также более высокие тестовые показатели, чем лица, не имевшие артериальной гипертонии ( 1,83;1,55; р< 0,05).

При изучении комплекса наследственных, средовых и психологических факторов в семьях больных кардиальной патологией (КП) определено, что

наибольший удельный вес в развитии КП имеет психоэмоциональный статус.
Среди основных источников стресса были выделены нарушения
взаимоотношений, обусловленные индивидуально-типологическими

свойствами обследованных лиц (Вострикова О.Г.,2000, с. 172).

Хронический стресс, эмоциональное состояние, особенности личности играют большую роль в возникновении ИБС (Попов О.А.,1997; Вейн A.M., 1998; Недоступ А.А.,2001, с.55). У некоторых больных в патогенезе ИБС психический фактор является решающим. М. Борневассер (1994), Д. Сайгрист (1995), изучая эмоциональный стресс у больных ИБС, связанный с дезадаптацией в профессиональной сфере, выявили, что у мужчин среднего возраста эмоциональное перенапряжение возникало на фоне переживаемого несоответствия интенсивности труда его оценке и вознаграждению. Хронический стресс приводил к повышению артериального давления, различным вариантам атерогенной гиперлипидемии, выявлялась гиперфибриногенемия. Было установлено, что на ситуацию несоответствия больших усилий по выполнению работы и низкого уровня оценки этого вклада здоровые лица реагируют увеличением параметров свертываемости крови. Эти данные позволили патогенетически связать психологический стресс и развитие ИБС.

По мнению Р.Г. Оганова (1999); В.А Винокура (2001), очевидной в развитии сердечно-сосудистых заболеваний является взаимосвязь социально-психологических факторов и гиперфибриногенемии. В настоящее время последняя признается самостоятельным фактором, повышающим риск сердечно-сосудистых заболеваний в 2-3 раза. Гиперфибриногенемия является одним из механизмов, который как медиатор реализует влияние социально-психологических факторов на развитие сердечно-сосудистых заболеваний.

Д.М. Ароновым (1990) было установлено, что психоэмоциональное напряжение вызывает выраженную реакцию сердечно-сосудистой системы и кислородного обеспечения организма у больных ИБС только II, III и IV функционального классов.

За последние годы выявлено, что стрессовые нагрузки в этиологии ИБС играют значительную роль (Чернышева О.Н.,1995). У 32,2% больных ИБС из предшествовавших инфаркту миокарда факторов превалировало психоэмоциональное перенапряжение, или стресс (Богоявленская О.В. и соавт.,2000, с.32). При этом как разрешающий фактор ИМ психоэмоциональное перенапряжение преобладало у 55,2% пациентов старше 50 лет. Психический стресс среди провоцирующих факторов поставлен на первое место у 65% больных ИБС с пароксизмальной формой мерцательной аритмии (Санькова Т.А. и соавт.,2000, с.263). По другим данным, среди основополагающих факторов риска ИБС психоэмоциональный стресс выявлялся в 83% случаев (Смирнова Л.Е.,1999, с. 102). Наличие стресса и снижение социальной адаптации в 2000 году выявлено у 97% больных инфарктом миокарда (Родионова Л.В. и соавт.,2001, с.251).

При изучении динамики артериальной гипертонии и изменений профиля сердечно-сосудистой патологии в условиях психосоциального стресса и на начальных этапах адаптации к нему, была установлена следующая закономерность. В условиях социального стресса и в период адаптации к нему ведущее место в определении профиля сердечно-сосудистой патологии приобретает острый инфаркт миокарда и хронические формы ишемической болезни сердца, ассоциированные с АГ, при низком распространении АГ. В период стагнации высок уровень обращаемости по поводу АГ (Денисова Т.П., Старикова А.Е. и соавт.,2001, с.94).

На важную роль факторов риска и их сочетаний, включая уровень психического стресса, на становление и прогрессирование артериальной гипертонии указано многими авторами (Копина О.С. и соавт.,1996; Оганов Р.Г.,2000; Старков А.И. и соавт.,2000). При этом частота выявления психического перенапряжения или стресса в анамнезе лиц с артериальной гипертонией в 1,5 раза выше, чем у лиц с нормальным артериальным давлением. Замечено также, что изменения психологического статуса у

больных АГ более выражены, чем у здоровых, и являются главной причиной повышения АД (Романова Н.П.,2000, с.74).

Высокий уровень психоэмоционального стресса выступает как предиктор повышения артериального давления (АД) в молодом возрасте (Белова Н.О. и соавт.,2001, с.34). Так, при обследовании 630 мужчин и 240 женщин высокий стресс при повышенном артериальном давлении был отмечен в 58% случаев. При этом, производственные стрессоры были выделены в 48% случаев, семейные - в 56%. У 32% больных артериальной гипертонией при высоком стрессе выявлялся патологический профиль тревожно-депрессивного типа на ММРІ.

При изучении распространенности факторов риска артериальной гипертонии среди жителей Амурской области у 24,7 % выявлено нервно-эмоциональное перенапряжение, или высокий стресс (Меньшикова И.Г. и соавт.,2001, с.87). На хронический стресс как наиболее значимый субъективный фактор в повышении артериального давления указали 81,5% опрошенных при психологическом тестировании (Дроздецкий СИ. и соавт.,2001).

Изучение связи факторов риска с распространенностью сердечно-сосудистых заболеваний в организованной популяции Западной Сибири, выявило связь высокой распространенности АГ (28% случаев) и ИБС (11,0%) с хроническим стрессом и большими эмоциональными нагрузками (Куделькина Н.А. и соавт.,2001, с. 103). А.А. Коробицын (1996), М.Б Ценципер (1998) рассматривают психоэмоциональный стресс как самостоятельный фактор риска артериальной гипертонии на Крайнем Севере.

Г.В. Ивановой и соавт.(2000) была исследована взаимосвязь отдельных составляющих стресса, в частности, внутрисемейных отношений, с показателями центральной и церебральной гемодинамики. Установлено, что у больных АГ, указывавших на напряженные отношения в семье, отмечено по данным РЭГ более выраженное снижение кровенаполнения сосудов, усиление тонического напряжения мозговых артерий, артериол и вен.

Синдрому психоэмоционального напряжения, возникающему в условиях Крайнего Севера, отводится важная роль в формировании дезадаптивных состояний (Казначеев В.П.,1980, Панин Л.Е., Соколов В.П.,1981). Так, В.И. Давиденко (1989) выделяет эмоциональное напряжение в качестве одной из ведущих патогенетических особенностей пограничной артериальной гипертонии на Севере.

Ю.Ю. Марченко (1988) делает вывод, что выраженность дезадаптивных реакций у больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями определяется уровнем тревожности, невротизма, психоэмоционального напряжения. Причем, между соматическим и психическим статусом больных гипертонической болезнью имелась отчетливая связь (Панин Л.Е.,1982; Волков B.C., Цикулин А.Е.,1985).

Таким образом, при сердечно-сосудистой патологии психологический

стресс является одним из возможных факторов риска. Однако этот вопрос в

отношении регионов Крайнего Севера является изученным крайне

недостаточно. ,

1.3. Влияние индивидуально-типологических свойств личности на

развитие психосоматических расстройств

Как показывают вышеприведенные данные, в основе психосоматической патологии лежит эмоциональный компонент и наблюдается отчетливая зависимость соматического благополучия от психологического состояния. При изучении связи вариабельности ритма сердца с личностными особенностями больных ИБС установлено, что в структуре личности у всех обследованных наличествует такая психологическая характеристика, как алекситимия (Кравченко Я.А.,2000, с. 155).

По мнению Дж.Немия, П.Сифнеос (1973), личность с алекситимией характеризуют затруднения в различиях между чувствами и телесными ощущениями, сниженная способность в вербализации и идентификации чувств, что приводит к фокусированию эмоционального возбуждения на соматическом компоненте и развитию психосоматических расстройств.

Для объяснения роли алекситимии в формировании психосоматических расстройств Дж.Немия (1973), предложил модели «отрицания» и «дефицита». Модели «дефицита» соответствует состояние, которое может быть первичным, конституционально обусловленным. Больные с первичной алекситимией оказываются не способными к аффекту и фантазиям, вследствие отсутствия необходимых функций и лежащего в их основе ментального аппарата. Вторая модель, «отрицания», предполагает торможение аффектов. В этом случае имеется «вторичная» алекситимия, или состояние, которое возникает после психических травм, либо вследствие социальной ситуации, формирующей личность (Борене Р., 1977; Куиман и соавт.,1998).

Изучение взаимосвязи алекситимии и факторов риска ИБС провели отечественные исследователи. Так, по данным В.М. Провоторова и соавт. (1998), повышенный уровень алекситимии имели 62,8% больных, перенесших крупноочаговый распространенный инфаркт миокарда. У 49,1% алекситимичных пациентов отмечено ожирение 1-2 степени, у 29,6%-.3-4 степени. Между избыточной массой тела и показателем алекситимии обнаружена прямая зависимость. Курение как фактор риска ИБС у алекситимичных пациентов встречается чаще, чем у неалекситимичных (соответственно 76,2% и 39,2%), так как больные с алекситимией прибегают к курению как к наиболее простому способу купирования стресса. Повышенный уровень холестерина отмечался у 63,8% алекситимичных пациентов и лишь у 37,5% неалекситимичных. Авторы считают, что алекситимия у больных ИБС выступает в роли психологической характеристики личности, усиливающей физиологические проявления стресса. Кроме того, у больных ИБС с алекситимией была выявлена высокая стресс-чувствительность и установлена прямая связь между баллом ТАШ и индексом напряжения (ИН).

Обнаружено, что алекситимичные больные используют незрелые стили психологической защиты, в частности, отрицание и избегание, и имеют тенденцию не помнить прошлый аффективный опыт, что и способствует развитию дистресса (Тэйлор Дж.,1999). Кроме того, они характеризуются

зо сниженной агрессивностью и имеют неразвитую или редуцированную способность выражать гнев (Янсен,1984).

Не менее важными в психологическом состоянии психосоматических больных являются механизмы психологической защиты (МПЗ). Механизмы психологической защиты, или эгомеханизмы, являются проявлением адаптационных процессов (Радо С, 1956; Мерфи Л., 1962; Лазарус Р.С.,1966;1971; 1976; Райхертс М.,1989; Перрез М.,1997).

Согласно С.Радо (1956), существует ряд градаций психологической защиты, связанных с различными уровнями интеграции психики. В определении автора, наиболее примитивный, «гедонический» уровень, филогенетически предшествующий всем остальным, ответственен за боль и удовольствие и активируется состоянием физиологического и инстинктивного напряжения. Второй, «эмоциональный» уровень регистрируется по наличию таких эмоциональных состояний, как гнев, страх, печаль и любовь. Это более развитый филогенетический уровень, связанный с возможностью организма изменять свою среду. Следующая стадия интеграции включает корковые отделы и замещает эмоции и «эмоциональное мышление» мыслительными процессами более высокого, «самоатрибутивного» порядка. Они обеспечивают способность предвосхищать и организовывать средства нападения или бегства в ситуациях стресса. Эмоциональный и мыслительный уровни постоянно взаимодействуют между собой. Все три уровня защитной интеграции снабжены механизмами обратной связи, что делает возможными реакции предвосхищения и адаптации (Радо С, 1956).

В отечественных исследованиях, начиная с Ф.В. Басейна (1969), делаются попытки привлечь объяснительные категории "защитные механизмы", "невротическая психологическая защита", "психологическая защита" для объяснения формирования психосоматических заболеваний. Понимание природы и сущности МПЗ в отечественной психосоматике осложняется неоднозначностью подходов. Наиболее оптимальным является трактовка МПЗ как системы защитных, неосознаваемых реакций человека, помогающих

адаптироваться в среде и направленных на ослабление ее психотравмирующего воздействия на личность. Успешность или неуспешность характера адаптации определяются механизмами совладания (копинг-поведением). Впервые термин "копинг" (coping - с англ. "совладать, справляться") был использован в 1962 году Л.Мэрфи для обозначения активных усилий личности, направленных на овладение трудной ситуацией или проблемой в условиях психологической угрозы. В дальнейшем была попытка объединить в единое целое МПЗ и копинг-механизмы. В частности, в современной литературе психологические защиты и копинг-механизмы рассматривают как близкие понятия, но различающиеся по параметрам "активность"-"пассивность". Копинг-поведение используется как стратегия действий личности, направленная на устранение ситуации психологической угрозы (Вассерман Л.И. и др., 1999). МПЗ и копинг-механизмы отражаются во внутренней картине болезни — системе психологической адаптации, формируемой в защитных целях для снижения и преодоления трудностей, вызванных заболеванием (Корытова В.Г.,1998).

Отечественными исследователями изучалась выраженность механизмов психологической защиты и их роль в психологическом статусе больных ИБС с хронической сердечной недостаточностью (Кутузова А.Э.,2000, с. 164). У больных молодого возраста была выявлена напряженность большинства механизмов психологической защиты, таких как отрицание, вытеснение, проекция и интеллектуализация. Компенсация и гиперкомпенсация свойственна больным старшего возраста. Было установлено, что взаимосвязь депрессии при ИБС и механизма замещения носит устойчивый характер. В то же время, чем выше показатель активности психологической защиты по типу вытеснения, тем большая выраженность болевого синдрома и утомляемость. Такой психологический механизм защиты, как проекция, тесно сопряжена с тревогой, депрессией и сочетается с тяжестью соматического состояния. Неконструктивные формы психологической защиты были выявлены у 83% больных ИБС и у 67% больных АГ.

Однако в доступной нам литературе не встретилось работ по изучению механизмов психологических защит, копинг-стратегий и алекситимии у лиц, проживающих на Крайнем Севере. Между тем специфичность условий, в которых проживает пришлое население Крайнего Севера, обусловливает определенную психологическую капсулированность личности. Это приводит к формированию вторичной алекситимии и использованию непродуктивных эгомеханизмов, предрасполагающих к психосоматическим заболеваниям.

Обобщая вышеизложенное, следует сказать, что при сердечнососудистой патологии состояние предболезни часто не диагностируется принятыми клиническими методами, и диагностика возможна с использованием более тонких инструментов, какими являются психологические методы исследования. В связи с этим особое значение приобретает выявление ранних доклинических признаков заболеваний, таких как устойчивость или индивидуальная чувствительность к стрессу, а также врожденных и приобретенных психологических и поведенческих качеств личности. Актуальность уточнения личностно-поведенческих особенностей как возможного механизма патогенеза сердечно-сосудистых заболеваний у пришлого населения Крайнего Севера не вызывает сомнений в связи с высокой распространенностью сердечно-сосудистой патологии в этих регионах. Вместе с тем обнаруживается недостаточная изученность этой проблемы на Крайнем Севере, что и определяет важность данного направления исследований.

Подобные работы
Будзяк Милена Олеговна
Динамика развития свойств личности врача акушера-гинеколога
Акаева Наида Шамильевна
Психологические условия развития коммуникативных свойств личности предпринимателя
Ионова Валентина Елисеевна
Развитие эффективного профессионального общения у педагогов с различными характерологическими свойствами личности
Обухов Алексей Сергеевич
Психологические особенности личности в условиях традиционной преемственности русской деревни (На материале анализа этнического самосознания трех поколений жителей деревень Русского Севера)
Бабаев Тосиф Музаффар оглы
Общительность как базовое свойство личности в коммерческой деятельности
Орееби Ода Ахмед
Результативность деятельности гандболистов различного амплуа в зависимости от свойств личности
Абакирова Татьяна Петровна
Социально-психологические факторы формирования коммуникативных свойств личности
Фомина Наталья Александровна
Индивидуально-типические особенности свойств личности и их проявления в речи
Кочетовская Елена Валерьевна
Системная детерминация чувствительности к проблемам как развивающегося свойства личности
Науменко Евгений Александрович
Интуитивность как психологическое свойство личности

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net