Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Психологические науки
Политическая психология

Диссертационная работа:

Смирнова Анна Геннадьевна. Образ государства как фактор принятия внешнеполитических решений : Дис. ... канд. полит. наук : 19.00.12 : Москва, 2004 207 c. РГБ ОД, 61:04-23/136

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

ВВЕДЕНИЕ 4

ГЛАВА 1. ОСОБЕННОСТИ ПРИНЯТИЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ
РЕШЕНИЙ 18

1.1. Факторы, влияющие на процесс принятия внешнеполитических
решений 23

1.2. Основные подходы к принятию внешнеполитических решений и проблема

рациональности 36

ГЛАВА 2. ОБРАЗ «Я» ГОСУДАРСТВА И РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ПРОБЛЕМЫ В
СОЗНАНИИ ПРИ ПРИНЯТИИ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ 45

  1. Репрезентация проблемы при принятии внешнеполитических решений 47

  2. Формирование рамочного видения проблемы как основа процесса принятия решений в теории перспективы 50

  1. Образ «Я» государства как инструмент репрезентации проблемы при принятии внешнеполитических решений 62

  2. Концепция «образа «Я» государства в международных отношениях» и

принятие внешнеполитических решений 67

ГЛАВА 3. ДИНАМИКА ОБРАЗОВ «Я» СССР и РОССИИ В РЕЧАХ
ОСНОВНЫХ СУБЪЕКТОВ ПРИНЯТИЯ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ
РЕШЕНИЙ В ПЕРИОД 1985-2003 ГОДОВ 76

  1. Описание процедуры исследования 77

  2. Динамика идентификационного, статусного и ролевого компонентов образа

«Я» СССР и России в период с 1985 по 2003 годы 83

ГЛАВА 4. ОБРАЗ «Я» СССР и РОССИИ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ РАМОЧНОГО ВИДЕНИЯ ИРАКО-КУВЕЙТСКОГО КОНФЛИКТА В ПЕРИОД

1990-1991 ГОДОВ И ИРАКСКОГО КРИЗИСА 2002-2003
ГОДОВ 97

  1. Описание процедуры исследования 97

  2. Особенности образов «Я» СССР и России в период ирако-кувейтского конфликта 1990-1991 годов и иракского кризиса 2002-2003 годов 103

  3. Образ «Я» СССР как фактор формирования рамочного видения проблемы в период ирако-кувейтского конфликта 1990-1991 годов 109

  4. Образ «Я» России как фактор формирования рамочного видения проблемы

в период иракского кризиса 2002-2003 годов 122

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 134

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 142

ПРИЛОЖЕНИЕ! 174

ПРИЛОЖЕНИЕ 2 183

ПРИЛОЖЕНИЕ 3 190

ПРИЛОЖЕНИЕ 4 194

ПРИЛОЖЕНИЕ 5 197

ПРИЛОЖЕНИЕ 6 200

ПРИЛОЖЕНИЕ 7 201

ПРИЛОЖЕНИЕ 8 202

ПРИЛОЖЕНИЕ 9 203

ПРИЛОЖЕНИЕ 10 204

ПРИЛОЖЕНИЕ 11 205

ПРИЛОЖЕНИЕ 12 206

ПРИЛОЖЕНИЕ 13 207

Введение к работе:

Актуальность темы исследования. События, происходящие в нашей стране и на международной арене, все чаще делают очевидным тот факт, что в политическом процессе нередко на первый план выходят не столько объективные характеристики реальности, а то, какой она представляется его участникам. Именно на субъективный срез политики обращает внимание исследователей политический психолог Е.Б. Шестопал, подчеркивая, что его изучение является «не менее важным, чем объективного, институционального аспекта» [211, с. 306]. Особое влияние субъекгивиых основ на формирование международных отношений и внешнеполитического курса России отмечают ведущие политологи А.С. Панарин и А. М. Мигранян, когда говорят о роли идей в глобализирующемся мире [195], а также о необходимости «трезво посчитать, избавившись от идеологических шор, к каким последствиям приводит каждое политическое решение, где наши обретения и потери» [156]. Тем самым обозначается проблема соотношения рационального и эмоционального, объективного и субъективного в политике, которая далеко не всегда рассудочна, построена на взвешенных оценках объективной реальности, а зачастую направляется образами, которые могут «достаточно правдиво отражать реальность, (то останутся, тем не менее, только образами, непосредственно влияющими на поведение» [228, с. 120].

Признание важности психологического конструирования реальности обнаруживается и на уровне политической риторики. В последние годы внешнеполитический дискурс обогатился такими терминами и выражениями как «переговоры необходимо продолжить в другом формате», «рамки встречи должны быть пересмотрены», «изменение формата консультаций с НАТО» и т.д.

В психологии, политической науке и теории международных отношений подобные фразы и выражения связаны с целым рядом научных открытий. Для -юго чтобы отразить «субъективный» срез политического мира, политологи и

политические психологи обращаются к изучению когнитивных процессов как на уровне отдельных индивидов, так и групп, используя категории «когнитивные карты» [222], «операциональный код» [252, 305, 361], «образ государства» [43, 45, 72, 73, 78, 80, 228, 230, 240, 265, 269, 272, 274, 278, 292, 326, 344]. Для характеристики поведения государств на международной арене А.Н. Косолапов использует понятие «внешнеполитическое сознание» [94]. Не менее интересный конструкт предложили исследователи в области политической коммуникации: «фрейминг» или «эффект обрамления» [229, 244, 260, 354]. Данный конструкт связывает особенности политического поведения и способы представления политической реальности в сознании.

Применительно к процессу принятия внешнеполитических решений данный феномен получил развитие в рамках теории перспективы. Последняя постулирует склонность государств к риску при разрешении кризисных ситуаций в международных отношениях в зависимости от формата выбора, рамочного видения проблемы политическим руководством [224, 394, 307,308,314-316].

В этой связи актуальность рассматриваемой нами проблематики связана и с наступлением особой полосы исторического развития; «эры риска» [96, с. 44]. Один из рисков, вырастаю1дих из практики международных отношений, заключается в том, что в условиях увеличивающейся взаимозависимости современного мира, широкого распространения и доступности технологий двойного назначения, угроза распространения ОМУ приобретает транснациональный и глобальный характер [155]. Но риск связан не только с фактом существование данного оружия как такового, а с возможностью его использования государствами, особенно остро воспринимающими притеснение своих интересов, ощущающими себя, по терминологии теории перспективы, в «области потерь».

События, произошедшие в мире в последние годы, демонстрируют, что оружие массового уничтожения стремятся приобрести именно так называемые «государства-

изгои». Так, 2003 г. ознаменовался проведением в Ираке, причисляемом к данной категории государств, антитеррористической операции при военном и политическом лидерстве США. Официально продекларированная цель данной операции была связана с превентивными действиями сил международной коалиции по предотвращению разработки, создания и возможного использования Ираком подобного оружия.

Академическая проблематика по предупреждении и разрешению международных конфликтов, кризисных ситуаций была оперативно заявлена российскими учеными. Политологические и международные аспекты данной тематики в последние годы разрабатывались в трудах К.П. Боришполец [14|, В.М. Кулагина [100], М.М. Лебедевой [102-104], Ю.Е Федорова [182], Д.М. Фельдмана [183, 184] и других ученых. Новые вызовы современности и угрозы миру получают своевременное отражение в публичных выступлениях политического руководства, в документах и материалах внешнеполитического ведомства России. Вместе с тем усиление субъективного фактора в международных отношениях требует постоянного «психологического сопровождения», участия отечественных психологов в осмыслении международных процессов.

Мы придерживаемся точки зрения, что исследовательский вектор, связанный с изучением принятия внешнеполитических решений в ситуациях кризисного взаимодействия государств, вносит свой вклад в проблематику предупреждения и разрешения международных конфликтов, способствует оптимизации переговорного процесса, а также межгосударственного взаимодействия. В частности изучение механизмов репрезентации проблемы в сознании, а также того, что провоцирует государства к рискованным и агрессивным формам поведения во взаимоотношениях с другими международными акторами, представляет собой не только важную теоретическую проблему, но и стратегическую задачу, связанную с обеспечением международной безопасности.

Поэтому данное диссертационное исследование посвящено изучению механизмов представления в сознании политического истеблишмента проблемной задачи, вызванной необходимостью разрешения кризисной ситуации в международных отношениях. По нашему мнению, решение данной научной задачи может быть связано с академическим потенциалом так называемой теории перспективы, один из авторов которой американский психолог Д.Канеман в 2002 г. был удостоен Нобелевской премии. В этой связи мы предлагаем использовать базовые конструкты теории перспективы для изучения механизмов формирования рамочного видения проблемы, возникновения «эффекта обрамлен ия» [1641, определения области решения проблемы с точки зрения ожидаемых потерь или выигрышей на примере участия нашего государства в разрешении международных кризисов.

Степень научной разработанности проблемы.

Феномен репрезентации проблемы и его влияние па процесс принятия внешнеполитических решений подвергся всестороннему изучению в работах Р. Биллингса и Ч. Херрмана [226], Р. Бисли [223], Р. Доти [242], Э. Сконечни [347], в том числе и в рамках теории перспективы - в трудах Дж, Беджикяна [224], Р. Джервиса [294], И.Ю. Киселева [75, 76], Т.В. Корниловой, [92], О. И, Ларичева [101], Дж. Леви [307, 308], Р. МакДермот [314, 316]. Несмотря на то, что изучение субъективных аспектов внутриполитических и внешнеполитических процессов получили развитие в работах как отечественных, так и зарубежных политологов, политических психологов, по-прежнему недостаточно исследованным остается вопрос, как происходит представление проблемы в сознании именно данным, а не иным образом, почему в одних ситуациях действиями государств движет необходимость соблюдения норм международного права, а в других - узко национальные интересы, амбициозные планы по расширению сфер экономического и политического влияния.

Развивая идеи российских и зарубежных политологов и политических психологов в таких академических нишах как изучение восприятия образов власти (Л.Я. Гозман, В.А. Зорин, Е.А. Киктева, СВ. Нестерова, М.В. Новикова-Грунд, Т.Н. Пищева, Л.А. Преснякова, Н.М. Ракитянский, Е.Б. Шестопал, А.И. Юрьев), создание образа лидерства и их кросс-национального сравнения (М.Пансер, С.Браун, К.Барр,М.Джаст, Э.Криглер), дистантное изучение политического истеблишмента (Д.Уинтер, М. Херрманн, У.Уайнтрауб, С. Уокер, 2002), функционирование образов государств в международных отношениях (В.А. Евгеньев, 2003; Е.В.Егорова-Гантман, К.В. Плешаков, 1988; И.Ю. Киселев, 2003; Д. Блени, 1992; К. Боулдинг, 1959; М. Котгам (1986, 1992), Р. Херрманн (1984, 1985, 1995, 2003), политическая коммуникация (П. Брюер, 2002, Дж. Друкман, 2001, Дж. Миллер и Дж. Кросник, 1999, Д. Чонг, 1999), а также конструктивистская парадигма (А.А. Казанцев, 2003; Ф. Коркюф, 2002; А.Вендт, 1999; Т. Хопф, 2002), мы рассматриваем образ «Я» государства, конструируемый основными субъектами принятия решений, в качестве основного инструмента репрезентации проблемы в сознании. Политический психолог К. Монро конкретизирует взаимосвязь самовосприятия государства и его внешней политики посредством необходимости введения термина «идентичность» в теорию принятия решений [324].

Валидность использования концепта образа «Я» государства напрямую связана с изменением характера взаимодействия государств в современном мире, когда силовая политика в международных отношениях стала дополняться, а в ряде случаев вытесняться так называемой имиджевой политикой [73]. Например, действия США в Ираке и в других странах все чаще рассматриваются исследователями в контексте имиджевой политики [290, 312, 332]. Важность «образной составляющей» политики акцентировал и президент РФ В.В. Путин: в период проведения антитеррористической операции в Афганистане он отмечал, что террористы более активны в информационном поле, действуют более наступательно, агрессивно, более

образно и эмоционально излагают свою позицию [123]. Таким образом, не только в научно-исследовательской, но и в политической практике фиксируется то обстоятельство, что имиджевая политика становится необходимым способом взаимодействия с окружающим миром, определяющими чертами которого выступают информатизация, развитие информационных технологий, появление рынка информации и идей [10,96, 97, 110,218].

С учетом изложенного выше актуальность рассматриваемой в диссертационном исследовании проблематики определяется как необходимостью дальнейшего развития теоретических разработок в области политической науки и политической психологии, так и самой природой современных международных отношений.

Цель работы: теоретическое и эмпирическое изучение влияния образа «Я» государства на формирование рамочного видения проблемы при принятии внешнеполитических решений. Последнее связано с определением области ее решения (формата выбора), оценочной точки, а также прогаозированием возможных потерь и выигрышей при принятии внешнеполитических решений. В основу эмпирического исследования положено изучение особенностей формирования рамочного видения проблемы советским и российским политическим руководством в период ирако-кувейтского конфликта 1990-1991 гг. и иракского кризиса 2002-2003 г.г.

При этом «рамочное видение проблемы» трактуется как используемый субъектом принятия решений способ определения области решения (формат выбора). а также оценочной точки, относительно которой происходит прогнозирование возможных потерь и выигрышей, ассоциирующихся с данной проблемой.

«Область решения» - формулируемая субъектом принятия решения проблемная задача, которая ставит его в ситуацию выбора и выступает в качестве предмета принимаемого решения. Таким образом, в сознании закрепляется формат выбора в виде вероятных политических, экономических, военных или иных потерь или выигрышей.

«Оценочная точка» - реальная или воображаемая ситуация, которая выступает в качестве критерия оценки ситуации с точки зрения политических, военных, экономических и иных выигрышей и потерь. При этом в качестве оценочной точки может выступать ситуация, отличающаяся от статус-кво.

Объектом диссертационного исследования является процесс формирования рамочного видения проблемы при принятии государствами внешнеполитических решений в кризисных ситуациях. При этом формирование рамочного видения проблемы рассматривается как используемый субъектом принятия решений способ определения области решения, а также оценочной точки, относительно которой происходит прогнозирование возможных потерь и выигрышей, ассоциирующихся с данной проблемой.

Предметом исследования является политико-психологический анализ взаимосвязи образа «Я» государства, репрезентируемого основными субъектами принятия внешнеполитических решений, и процесса формирования рамочного видения проблемы при принятии внешнеполитических решений в кризисных ситуациях. Анализируемые взаимосвязи раскрываются па примере формирования рамочного видения проблемы при принятии внешнеполитических решений политическим руководством СССР и России в период ирако-кувейтского конфликта 1990-1991 гг. и иракского кризиса 2002-2003 п:

Основная гипотеза исследования состоит в предположении, согласно которому формирование рамочного видения проблемы при принятии внешнеполитических решений представляет собой установление соответствия между Я-концепцией субъекта и ситуацией, в результате которой возникает ситуативный Я-образ, отражающий место и роль субъекта в данной ситуации.

Частные гипотезы исследования:

1) субъекты принятия внешнеполитических решений воспринимаю! события, происходящие в стране и в мире, изменяя соотношение идентификационного,

статусного и ролевого компонентов образа «Я» государства, а также придаваемый им эмоционально-личностный смысл;

  1. доминирующий статусный, идентификационный или ролевой компонент образа «Я» государства определяет область решения проблемы и оценочную точку, относительно которой происходит оформлении проблемы в сознании;

  2. ситуативный образ «Я» государства сохраняет тот же паттерн, который свойственен кумулятивному образу «Я» данного государства, отражающему наиболее общие, универсальные представления о месте и роли страны на международной арене в рассматриваемый хронологический период;

  3. аффективный компонент образа «Я» государства служит для оформления ситуации в рамках потерь или выигрышей. При этом положительный образ «Я» государства в международных отношениях приводит к восприятию ситуации в области выигрышей, а его негативный образ - к категоризации ситуации в области потерь.

В соответствии с поставленной целью, предметом и гипотезой, сформулированы следующие задачи исследования:

1) проанализировать базовые особенности принятия внешнеполитических
решений, связанные с их медиаторной функцией, рациональностью субъектов и
социальной природой международных отношений;

  1. рассмотреть существующие подходы к изучению репрезентации проблемы в сознании, в том числе с точки зрения теории перспективы (рамочное видение проблемы);

  2. оценить применимость концепта «рамочное видение проблемы» для анализа внешнеполитических решений;

  3. рассмотреть основные положения концепции «образа «Я» государства в международных отношениях» и определить эффективность ее применения для

анализа процесса формирования репрезентации проблемы в целом и рамочного видения проблемы с точки зрения теории перспективы в частности;

5) выделить и описать основные механизмы взаимодействия Я-концепции
государства и внутриполитической и международной ситуации в рассматриваемые
исторические периоды посредством изучения динамики ситуативных Я-образов
государства, составляющих Я-концепцию;

6) выделить и описать основные механизмы формирования рамочного видения
проблемы при принятии внешнеполитических решений, связанные с особенностями
функционирования образа государства, на примере изучения формирования
рамочного видения проблемы советским и российским политическим руководством в
период ирако-кувейтского конфликта 1990-1991 г.г. и иракского кризиса 2002-2003 гг.

Теоретические и методологические основы исследования:

В качестве теоретической основы анализа в данном диссертационном исследовании использовался подход к изучению внешней политики, основанный на принятии решений. Данный подход позволяет сформировать представление о принятии внешнеполитических решений как о процессе конструирования внешнего мира в сознании [192, 300, 348] и определить репрезентацию проблемы в качестве основе процесса принятия внешнеполитических решений.

Изучение проблемы репрезентации проблемы при принятии внешнеполитических решений опиралось на работы исследователей, описывающие общие характеристики репрезентации проблемы в сознании, как и качестве когнитивного процесса, так и результата данного процесса [223, 226, 229, 242, 244, 260, 327, 347]. Особое внимание было уделено рассмотрению репрезентации проблемы в сознании в рамках теории перспективы [75, 76, 224, 294, 307, 308, 314. 316,354].

Методология политико-психологического исследования предполагает изучение субъективного1 измерения политики. В данном исследовании в качестве су&ьективного

фактора принятия внешнеполитических решений выступает образ «Я» государства, репрезентируемый основными субъектами принятия внешнеполитических решений. Проблема влияния образа государства на внешнеполитическое поведение рассматривалась на основе работ Е.В. Егоровой-Гантман, К.В. Плешакова [45], Д. Блени [227], 1992; К. Боулдинга [228], 1959; М. Коттам [237-240], Р. Херрманна [265-269]. Для концептуализации влияния образа «Я» государства на процесс принятия решений использовалась «концепция образа «Я» государства в международных отношениях» И.Ю. Киселева [71-73, 78].

Представление об особенностях внешней и внутренней политики СССР в период 1985-1991 гп и России - в 1992-2003 гг. сформировано на основе работ отечественных политологов, социологов, историков А.Д. Богатурова [11], И. Зевелева [56], Э.А. Иваняна [61], Е. М. Кожокина [81], А.В. Кортунова [], СВ. Кортунова [93], Е.Н. Мощелкова [114], Ю.М. Павлова [54, 55], В.В. Согрина [165], Т.А. Шаклеиной [199].

Научная новизна и теоретическая значимость исследования состоят в следующем:

  1. обосновано положение о том, что, принимая внешнеполитические решения, субъекты не просто отражают воздействия разного рода факторов, а конструируют международную ситуацию в сознании. При этом в качестве одного из основных инструментов конструирования внешнего мира выступает образ «Я» государства, репрезентируемый основными субъектами принятия внешнеполитических решений;

  2. в понятийный аппарат теории перспективы введен новый термин «рамочное видение проблемы», обозначающий используемый субъектом принятия решений способ определения содержания проблемы, а также той оценочной точки, относительно которой происходит оценка возможных потерь и выигрышей, ассоциирующихся с данной проблемой;

  1. осуществлена интеграция теории перспективы как описательной теории принятия решений и понятий «Я-концепция» и «Я-образ государства». Доказано, что образ «Я» государства может рассматриваться в качестве основного фактора формирования рамочного видения проблемы, связанного с определением области ее решения, оценочной точки и ожидаемых экономических, военных, политических и иных выигрышей или потерь;

  2. сформулированы механизмы формирования рамочного видения проблемы, связанные с особенностями структуры и динамики образа «Я» государства. При этом доказано, что определение области решения и оценочной точки осуществляется в контексте доминирующего идентификационного, статусного или ролевого компонента образа;

  3. осуществлен политико-психологический анализ принятия решений советским и российским политическим руководством в период ирако-кувейтского кризиса 1990-1991 г.г. и иракского кризиса 2003 г.;

6) полученные результаты позволяют существенно по-новому представить
процесс формирования внешней политики государств, вносят вклад в развитие
политической психологии, психологических теорий принятия решений в рамках
изучения политического процесса.

Практическая значимость исследования:

  1. полученные результаты способствуют совершенствованию методов анализа процесса принятия внешнеполитических решений, позволяя исследователю более корректно определять содержание решаемой политиком «проблемной задачи», выстраиваемую при этом иерархию политических ценностей, формулировку потерь и выигрышей, ассоциирующихся с проблемной задачей;

  2. знание закономерностей репрезентации проблемы в сознании позволяет использовать их при ведении переговоров, в урегулировании конфликтных ситуаций.

манипулируя рамками решения, смещая «оценочную точку» и переводя ситуацию из области потерь в область выигрышей;

  1. осуществлена диагностика образов «Я» государства, конструируемых и репрезентируемых основными субъектами принятия внешнеполитических решений в СССР и России в период 1985-2003 г.т. Полученные результаты могут быть использованы для более аргументированного восприятия и понимания внешней политики нашего государства различными социальными группами, принимаемых им решений, а также для прогнозирования его поведения на международной арене;

  2. полученные эмпирические результаты и сформулированные закономерности формирования репрезентации проблемы в сознании могут служить основой для разработки учебных курсов по политической психологии, принятию решений, международным отношениям, политологии и политической социологии.

На основе результатов, полученных в диссертационном исследовании, разработаны программы учебных курсов, читаемых в Ярославском государственном университете им. П.Г. Демидова. Основные результаты научных исследований по теме диссертации получили отражение в спецкурсах «Международная безопасность в меняющемся мире», «Международная политика в области охраны окружающей среды», «Безопасность, гражданские свободы и терроризм» в рамках совместного проекта со Стэндфордским университетом (США) для студентов-политологов, а также студентов исторического и психологического факультетов, факультетов права и экономики, 2) в курсах по политической психологии, спецкурсе «Идентичность в меняющемся обществе» для студентов факультета психологии и социально-политических наук, 3) использованы при формировании раздела образовательного портала «Политология для регионов» при выполнении научно-исследовательских работ в ЯрГУ по поручению Министерства образования РФ в рамках гранта 1333.

Апробация работы; Основные результаты проведенного исследования обсуждались на научных конференциях: «Кризис идентичности и проблемы

становления гражданского общества» (Ярославль, 2003), «Европейская идентичность и российская ментальность» (Санкт-Петербург, 2001), «Проблемы социальной психологии XXI столетия (Ярославль, 2001), а также в ходе выступлений на семинаре в рамках программы «Course Development Competition» (Центрально-Европейский Университет, Будапешт, Венгрия, 2001) и на кафедре политической психологии философского факультета МГУ им. MB. Ломоносова (2003). Положения, выносимые на защиту;

  1. в процессе принятия внешнеполитических решений субъекты не просто отражают воздействие внешней среды, а конструируют ее, используя в качестве основного инструмента образ «Я» государства. Последний представляет собой совокупность трех компонентов - идентификационного, статусного и ролевого, характеризующихся позитивной, негативной или амбивалентной эмоциональной окрашенностью;

  2. образ «Я» государства, создаваемый субъектами принятия внешнеполитических решений, определяет этап принятия решений, связанный с формированием рамочного видения проблемы, то есть с определением области решения, оценочной точкой, а также ожидаемых политических, экономических, военных и иных выигрышей или потерь;

  3. формирование рамочного видения проблемы осуществляется посредством «подгонки» Я-концепции субъекта и ситуации, в результате чего возникает ситуативный Я-образ, отражающий место и роль субъекта в данной ситуации. При этом формирование области выбора и оценочной точки осуществляется в контексте доминирующего идентификационного, статусного или ролевого компонента образа «Я» государства. При определении политических, экономических, военных или иных потерь и выигрышей значение приобретает эмоциональная окрашенность образа «Я» государства;

  1. решение СССР об участии в урегулировании ирако-кувейтского конфликта 1990-1991 г.г. в тесной кооперации с США обусловлено тем, что сложившаяся ситуация воспринималась советским руководством в области выигрышей и выразилась в политике избегания рисков, связанных с возможностью конфронтации сверхдержав. Восприятие выигрышей детерминировано особенностями образа «Я» СССР, репрезентируемого советским политическим руководством, и акцентирующего важность развития советско-американских отношений, преодоление стереотипов «холодной войны» (статусный компонент);

  2. решение российского политического руководства выступить против инициативы США по военному урегулированию иракской проблемы детерминировано тем, что данная ситуация в сознании российских политиков представлялась в формате потерь. Данное обстоятельство привело к формированию внешнеполитической линии, связанной с риском возможного ухудшения отношений с США и угрозой изоляции России на международной арене. Восприятие потерь обусловлено ролевой направленностью ситуативного образа «Я» России в период иракского кризиса. В частности, данный кризис рассматривался сквозь призму таких принципов урегулирования иракской проблемы, которые отдают приоритет использованию мирных политических методов, санкционированных Советом Безопасности ООН.

Структура диссертации: Структура диссертации отражает логику исследования и состоит из «Введения», четырех глав и «Заключения». Диссертация содержит 141 страницу, 13 приложений с 5 таблицами и 8 графиками. Список литературы включает 373 названий, в том числе 154 - на иностранных языках.

Подобные работы
Санников Александр Ильич
Психологические факторы сложности принятия решений группой операторов
Пилипенко Анна Владимировна
Психологический анализ принятия решения судоводителями
Соколов Станислав Александрович
Психологическое содержание труда руководителя предприятия при принятии решения в сфере экологии
Семочкин Александр Михайлович
Эффективность профессиональной деятельности руководящих кадров при принятии решений в особых условиях
Субботин Роман Сергеевич
Представление и использование знаний экспертов в системах обеспечения принятия решений
Морошкина Надежда Владимировна
Осознаваемые и неосознаваемые компоненты принятия решения в процессе научения (на примере простейших вычислительных задач)
Марарица Лариса Валерьевна
Когнитивные эффекты принятия решений в группе
Сухих Наталья Александровна
Вероятностные репрезентации информации в задачах принятия решения
Толордава Хвича Гурамович
Личностная характеристика безработного и ее влияние на процесс принятия решения по дальнейшему трудоустройству
Климова Елена Михайловна
Когнитивные стратегии принятия решения школьниками и их взаимосвязь с успешностью обучения

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net