Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Психологические науки
Общая психология, психология личности, история психологии

Диссертационная работа:

Дорошенко Татьяна Владимировна. Эмпатия как фактор мотивации в профессиональном становлении личности : диссертация... кандидата психологических наук : 19.00.01 Хабаровск, 2007 205 с. РГБ ОД, 61:07-19/431

смотреть содержание
смотреть введение
Содержание к работе:

Введение 4

Глава 1. Теоретические основы исследования эмпатии как

феномена личностного развития 13

1.1 Понятие эмпатии в психологии 13

  1. Особенности эмпатии личности в профессиональном становлении 29

  2. Мотив и мотивация в становлении личности .....40

  3. Эмпатия и эмпатический профиль личности в

профессиональном становлении 58

Глава 2. Изучение взаимосвязи эмпатии и мотивации личности

студентов в профессиональном становлении 73

  1. Организация, этапы и методы исследования 73

  2. Описание и интерпретация результатов, полученных

при использовании диагностических методик 80

2.3 Анализ и интерпретация результатов, полученных
при применении корреляционного, сравнительного и
факторного анализа 108

2.3.1 Анализ данных взаимосвязи эмпатии и ее составляющих,

представленных в эмпатическом профиле личности Л 09

  1. Анализ данных взаимосвязи эмпатии и эмпатико-мотивационной составляющей эмпатического профиля 114

  2. Анализ данных взаимосвязи эмпатии и коммуникативной составляющей эмпатического профиля личности 117

2.3.4 Сравнительный корреляционный анализ данных

по курсам обучения студентов 120

2.3.5 Факторный анализ 123

2.4 Анализ результатов исследования эмпатического

профиля личности 129

Заключение 141

Список литературы , 145

Приложение 164

Введение к работе:

Актуальность темы исследования. Проблема повышения роли эмпатии в личностном развитии давно стала предметом научного исследования в психологии. Это связано с тем обстоятельством, что эмпатия как психологический феномен оказывает существенное влияние на всю личность в целом, повышает мотивацию и продуктивность деятельности и расширяет представление об ее эффективности.

Особенно актуальна эта проблема в профессиональном становлении студентов-психологов, так как именно в этот период продолжают развиваться эмпатийные отношения к человеку, и мотивируется профессиональное самоопределение. А также остро стоит проблема межличностного взаимодействия для современной молодежи в социальной ситуации развития, когда отказ от «живого» взаимодействия с людьми в пользу «интернет-общения» становиться реальностью.

Существующие исследования эмпатии таких авторов, как А.А. Бодалев [24], Т.П. Гаврилова [47], И.С. Кон [96], Ю.А. Менеджерицкая [119], Н.Н. Обозов [130], А.М. Прихожан [141], К. Роджерс [157], Ф. Хайдегер [195], Н.А. Щербакова [209] и других, показывают, что развитие и изменение характеристик эмпатии обусловлены системой отношений личности к другому, уровнем развития ее эмоциональности, воображения, параметрами социальной ситуации развития, влиянием эмоционального общения с родителями и т.д.

По данным Е.П. Ильина [80], эмпатия (сочувствие, сопереживание) является предрасполагающим свойством личности к альтруистическому поведению. Чем больше человек склонен к сопереживанию, тем выше его готовность к помощи в конкретном случае. И.В. Грошев [57] представляет эмпатию как определенную психическую способность и даже потребность некоторых людей, что обусловливает тонкость их сенсорного восприятия и, прежде всего, эмоционально-образного восприятия внешнего мира. В этом

5 смысле можно полагать, что существует определенная взаимосвязь между механизмом эмпатии и механизмами установки, сформулированными Д.Н. Узнадзе [184], и доминанты А.А. Ухтомского [185]. Существует большое количество подходов к исследованию эмпатии: относительно ее осознанности (осознаваемая и бессознательная части), происхождения (генетическая обусловленность или социальная необходимость), статуса (состоянием, процессом или свойством личности является эмпатия), видов эмпатии, тендерные особенности ее проявления, возможности развития.

Вместе с тем, недостаточное количество монографий и изученность влияния эмпатии на мотивацию в личностном и профессиональном становлении делает эту проблему особенно актуальной. Малоизученным является аспект взаимодействия эмпатии и мотивации личности в процессе ее возникновения и развития, вызывают интерес неосознаваемые мотивы раннего детского развития и их качественная характеристика. Именно в мотивах человек выражает свое отношение к деятельности, к самому себе, к людям, к предметам и явлениям окружающего мира.

Мотивация управляет поведением человека с учетом удовлетворения потребности. Доминирующие личностные мотивы переносятся на всю деятельность личности, в том числе и профессиональную. Соответственно, мотивация, которую возможно выявить в ходе исследования, является не только личностной и профессиональной, но и внутриличностной. Так, если человек по внутренним причинам выбрал направление своей деятельности, значит предполагается (сознательно и бессознательно), что эта деятельность поможет ему достичь удовлетворения своих базовых потребностей, бессознательных неудовлетворенных желаний (3. Фрейд [191], А. Маслоу [116],К.Хорни[197]).

В профессиональной подготовке специалистов гуманитарных профессий еще сохраняется недостаточное внимание к личностной готовности к профессиональной деятельности, к способности проявления эмпатии, и в то же время выражена высокая потребность гуманистического

отношения к человеку. В реальной жизненной практике специалисты профессиональной сферы «человек-человек»: психологи, врачи, педагоги, юристы, менеджеры встречаются не только с дружественным отношением, но и с жесткостью как социально-психологической проблемой общества. Именно эмпатия как способность к сочувствию, сопереживанию, пониманию внутреннего мира человека является для профессионала спасительным средством сохранения собственной целостности, доброжелательности, но для этого она должна выступать высокоразвитым и устойчивым личностным качеством человека гуманитарной профессии. Поэтому развитие и совершенствование ее проявления во взаимоотношениях с другими людьми является важной задачей становления личности в условиях высшего образования. Наряду с этим, профессия психолога, которая все еще не получает значимости и распространенности в российском обществе, но в то же время является особенно ценной для выстраивания гуманистических отношений, привлекает к себе внимание. Именно это послужило основанием выбора темы исследования.

Целью исследования является изучение эмпатии как фактора мотивации личности в профессиональном становлении.

Объект исследования - мотивация развития личности студента.

Предметом исследования является эмпатия как фактор мотивации, влияющий на становление личности.

Гипотеза исследования заключается в том, что эмпатия, в зависимости от развития, приобретает индивидуально-качественную специфику, которая оказывает влияние как фактор на мотивацию личности и особенности коммуникации (эмпатийное поведение, стремление к социальной полезности, принятие, доброжелательное отношение, толерантность, коммуникативные установки). Исходя из взаимосвязи составляющих, правомочно сформулировать понятие - эмпатический профиль, влияющий на профессиональное становление личности.

7 Задачи исследования:

  1. Рассмотреть состояние проблемы эмпатии личности в истории психологической мысли и уточнить понятийный аппарат исследования.

  2. Определить роль и значимость эмпатии в структуре личности студента.

  3. Определить и описать эмпатические профили, оказывающие влияние на мотивацию личности в профессиональном становлении.

  4. Изучить взаимосвязь эмпатии и мотивации в становлении личности студе нта-пс ихол о га.

  5. Выявить особенности взаимодействия эмпатии с различными факторами успешности профессионального становления личности.

Теоретико-методологическую основу исследования составили общенаучные принципы психологии: системного подхода (Б.Г. Ананьев, Б.Ф. Ломов), детерминизма (С.Л. Рубинштейн), единства сознания и деятельности (С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев, В.Д. Шадриков); теоретические подходы к развитию мотивации (Е.П. Ильин, X. Хекхаузен, А. Маслоу, Р.И. Цветкова); концептуальные подходы к развитию личности (С.Л. Выготский, Б.Г. Ананьев, К.А. Абульханова-Славская). Кроме того, мы ориентировались на теоретические положения о глубинной структуре личности (3. Фрейд, X. Кохут, К. Хорни, Р. Спиц), идеи о развитии эмпатии как личностного образования (А.А. Бодалев, Т.П. Гаврилова, X. Кохут, Н.Н. Обозов).

В качестве основных и дополнительных методов исследования использовались:

теоретический анализ литературы, наблюдение;

стандартизированные психодиагностические методики: тест

«Диагностика социальной эмпатии», тест «Диагностика уровня

поликоммуникативной эмпатии» (Н.К. Фетискин, В.В. Козлов,

Г.М. Мануйлов), тест «Диагностика эмоционального интеллекта Н. Холла»,

8 тест «Опросник А. Меграбяна по изучению эмпатии», тест «Диагностика уровня эмпатических способностей», тест «Методика диагностики коммуникативной установки» (В.В. Бойко), тест «Диагностика социально-психологических установок личности в мотивационно-потребностной сфере» (О.Ф. Потемкина), тест «Мотив власти» (Е.П. Ильин), тест «Диагностика мотивационной структуры личности» (В.Э. Мильман), тест «Уровень рефлексивности» (В.В. Понамарева). Большой набор тестового материала объясняется содержанием эмпатического профиля личности, который включает в себя три составляющих: эмпатию в ее качественном разнообразии, мотивацию, связанную с проявлением эмпатического поведения и коммуникативно-деятельностную - реализация эмпатического поведения во взаимодействии с другими людьми через коммуникативные установки и толерантность. Поэтому нами исследовалось более 50 различных личностных показателей в 10 методиках;

- методы математической статистики для качественного анализа и содержательной интерпретации результатов. Процедура включала в себя использование корреляционного анализа (коэффициента корреляции Пирсона и Спирмена), сравнительного анализа выборок Дункан, факторного анализа.

Статистические расчеты выполнены с использованием пакета прикладных компьютерных программ универсальной обработки табличных данных SPSS + PS Statistical.

Экспериментальной базой исследовании явились: Институт психологии и управления Дальневосточного государственного гуманитарного университета и факультет психоанализа Дальневосточного института психологии и психоанализа. В исследовании принимали участие 138 человек, из них 129 человек - студенты очного отделения института психологи, и 9 человек - студенты заочного отделения факультета психоанализа.

9 Этапы исследования. Исследование проводилось в период с 2003 по 2007 гг. в три этапа:

1 этап исследования - поисково-теоретический, включал в себя
определение концептуального замысла исследования, включая постановку
целей, задач, рабочей гипотезы; изучение и анализ научной и учебно-
методической литературы по проблеме исследования; осмысление
теоретических и методологических основ исследования. Подбирались
методики исследования эмпатии, мотивов для исследования их взаимосвязи,
выявленной в ходе анализа психологической литературы.

2 этап исследования - экспериментальный, предполагал диагностику
эмпатии, мотивов, установок, управляющих деятельностью личности в
профессиональном становлении у студентов разных курсов; на этом и
следующем этапе публикуются научные работы.

3 этап - аналитический, состоял из анализа экспериментальных
данных; генерации заключительных выводов и рекомендаций; корректировки
и оценки защищаемых положений; подготовки диссертационного
исследования к защите.

Обоснованность и достоверность полученных результатов и сделанных на их основе выводов обеспечены исходными теоретико-методологическими позициями; содержательной целостностью и логической последовательностью изложения материала; использованием комплексной совокупности методов и средств исследования, адекватных предмету, целям и гипотезе исследования; репрезентативной выборкой; корректным применением методов статистической обработки данных; углубленным количественным и качественным анализом результатов.

Научная новизна и теоретическая значимость работы заключаются в том, что:

- уточнено и расширено понятие «эмпатия», на основании представления о глубинном подходе к личности;

- дана качественная характеристика эмпатического профиля личности,
который объединяет в себе значимые показатели личностной
компетентности и успешности взаимодействия в профессиональной
деятельности;

- определена зависимость между социально-психологическими
характеристиками личности: эмпатийностью, толерантностью,
коммуникативными установками и мотивами, среди которых группа
социально-обусловленных мотивов: социальной значимости, социальной
полезности, социального удовлетворения и мотивы комфорта и
удовольствия, жизнеобеспечения, личностного статуса и успешности,
альтруистический и мотив власти у студентов на различных этапах
личностного становления, с точки зрения системного подхода;

- рассмотрена связь психологических условий успешности развития
эмпатийности в профессиональном становлении через систему специально-
организованных психологических воздействий (тренингов, индивидуального
консультирования и т.д.).

Практическая значимость исследования заключается:

в возможности использования результатов исследования при прогнозировании успешности развития эмпатии как личностного образования в профессиональной подготовке специалистов;

в теоретическом и практическом обосновании концепции подготовки специалистов гуманистического направления с высоким уровнем развития эмпатии;

- в возможности использования и применения результатов
эмпирического исследования в учебной работе со студентами при прочтении
спецкурса «Технология и техника развития эмпатического профиля
личности»;

в использовании результатов исследования в лекционных программах и практических занятиях по курсам: общей, возрастной и педагогической психологии.

Положения, выносимые на защиту.

  1. Эмпатия является интегральным динамическим образованием личности, характеризующимся как своеобразный эмоционально-мотивационный способ внешнего и внутреннего реагирования на основании механизмов социальной коммуникативности и эмоционального интеллекта.

  2. Существует зависимость мотивации личности от эмпатии, проявляющаяся в их взаимосвязи и взаимовлиянии, которые являются основанием определения эмпатического профиля личности.

  3. Эмпатический профиль выступает детерминантой изменений, которые происходят по мере личностного развития. Специфика развития эмпатического профиля определяется динамическими изменениями показателей личностной компетентности: эмпатии, мотивационных стремлений, коммуникативных установок, толерантности, рефлексивности, выявляя взаимосвязь между соответствующими составляющими и определяя тип профиля.

4. Стратегия развития эмпатического профиля в профессиональном
становлении личности обусловлена этапами обучения и связана с
повышением показателей личностной компетентности (принятие,
сенситивность к отвержению, эмоциональный канал эмпатии, уровень
рефлексии, коммуникативная толерантность) вследствие возрастного,
личностного, интеллектуального взросления, но не характеризуется
повышением профессиональной компетентности. Выявление типа
эмпатического профиля личности позволяет прогнозировать успешность
личности в социальном взаимодействии и профессиональной деятельности в
сфере «человек-человек».

Апробация и внедрение результатов.

Материалы исследования были представлены в докладах на научно-практических конференциях: Всероссийский научный фестиваль «Молодежь и наука - третье тысячелетие», г. Красноярск, 2006 г.; Всероссийская научная конференция «Психолого-педагогическое сопровождение психосоциальной и

12 коррекционно-реабилитационной работы с детьми и молодежью», г. Хабаровск, 2006 г.; Международная научно-практическая конференция «Психолого-педагогические аспекты культурного развития личности», г. Благовещенск, 2007 г.; Всероссийская научная конференция «Образование и социализация личности в современном обществе», г. Красноярск, 2007 г.; Первая Межрегиональная научно-практическая конференция с международным участием «Актуальные проблемы клинической и прикладной психологии», г. Владивосток, 2007 г.

Полученные в исследовании данные отражены в 5 публикациях, 2 из которых представлены в научных журналах, рекомендуемых ВАК, для публикации основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора психологических наук.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы, включающего 216 наименований. Рукопись диссертации содержит 164 страницы, включает 24 рисунка и приложение.

ІЗ Глава 1. Теоретические основы исследования эмпатии как феномена личностного развития 1.1. Понятие эмпатии в психологии

Проблема эмпатии человека в психологической науке представляет большой интерес (А.А. Бодалев [25], Т.П. Гаврилова [47-50], X. Кохут [98], К.Роджерс [157], Н.А. Щербакова [209] и другие) в связи с тем, что в настоящее время сложились некоторые противоречия в деле подготовки специалистов-психологов. Наряду с ростом высших учебных заведений, осуществляющих подготовку психологов, расширением сферы применения психологического знания, возрастающей потребностью общества в профессиональных психологах, психологическая культура населения и профессионалов остается не высокой и требует научных исследований. Психологическую культуру следует рассматривать с позиции Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурии как концепцию психического развития человека в процессе онтогенеза [147]. Главная закономерность онтогенеза состоит в интериоризации человеком структуры его внешней социально-символической деятельности, когда внешне человек приобретает осознанность и произвольность. В соответствие с рядом положений С.Л. Рубинштейна нельзя говорить о формировании «внутренней» психологической деятельности из «внешней» практической путем интериоризации: до всякой интериоризации внутренний (психический) план уже наличествует [159].

Важно учитывать, что протекание и развитие различных психических процессов зависят от содержания и структуры деятельности, от ее мотивов и средств осуществления (А.Н Леонтьев [108], С.Л. Рубинштейн [159] и другие).

Исследуя эмпатию как феномен развития личности, важно определить понимание развития в психологической науке. Развитие - это закономерное изменение, выраженное в количественных и качественных структурных

14 преобразованиях личности. Оно реализуется в процессе онтогенеза и связано со становлением личности в возрастном и профессиональном аспектах [147].

Л.С. Выготский считал развитие непрерывным процессом самодвижения, характеризующийся непрестанным возникновением и образованием нового, не бывшего на прежних ступенях, это процесс единства материального и психического, общественного и логичного. Л.С. Выготский подчеркивал ведущую роль обучения и воспитания в развитии личности [45].

Согласно Б.Д. Эльконину, развитие человека связано с освоением основных систем отношений, в которые он включен. Это система отношений с людьми, и система отношений с предметами. Освоение каждой системы происходит в различных видах деятельности. Отношения с людьми осваиваются в тех видах деятельности, которые ориентируют человека на нормы отношения между людьми. В таких видах деятельности происходит формирование мотивационно-потребностной сферы - сферы желаний, стремлений [210].

Развитие в системе предметной деятельности субъекта рассматривали П.Я. Гальперин [51], А.Н. Леонтьев [110], С.Л. Рубинштейн [159], трактуя развитие как увеличение возможностей личности, связывая с нарастанием ее способностей переструктурироваться, адаптироваться к внешним изменениям.

Таким образом, развитие на ранних этапах онтогенеза предполагает усвоение индивидом социального опыта прошлых поколений, исторически сложившихся норм и культурных ценностей, но не механическое «вбирание» в себя знаний и умений, а их активную переработку и интериоризацию.

Существенным шагом в разработке проблемы развития личности явилось обращение к определяющему, так называемому конституирующему началу личности. В качестве последнего разные исследователи выделяют разное. Например, это направленность - у Л.И. Божович [27], общение - у А.А. Бодалева [24], иерархия деятельности и мотивов - у А.Н. Леонтьева

15 [108], эмоциональная направленность - у Б.И. Додонова [64] и другие. Важно, что эти и другие исследователи выделяют существенные для понимания личности факторы, хотя ограничивать понимание личности только одним из таких компонентов является неправомерным. А.Г. Асмолов объясняет это тем, что различные направления изучения личности, представленные научными школами Б.Г. Ананьева, В.Н. Мясищева, Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, Б.М. Теплова, Д.Н. Узнадзе практически не пересекаются между собой [14].

В зарубежной психологии, по мнению Н.И. Непомнящей [128], редукционизм характерен также для многих ведущих направлений исследования личности. Так, например Айзенк в основе развития видит тревожность, инверсию, экстраверсию и другое. К. Юнг останавливается на стремлении к превосходству [212], К. Хорни основополагающим считает врожденное чувство беспокойства [197], Э. Фромм - борьбу с фрустрацией [192], А. Маслоу - самоактуализацию [116], К. Роджерс - самооценку [158]. К. Ясперс основополагающим показателем развития личности считает создание своего «феноменального мира» [216].

Особо следует выделить гуманистическую психологию, основой которой явилась экзистенциальная философия, разработанная европейскими мыслителями и писателями (С. Кьеркегор, К. Ясперс, М. Хайдегер, Ж. Сартр). На развитие гуманистического подхода к личности также оказали влияние выдающиеся психологи: Э. Фромм, Г. Олпорт, К. Роджера, В. Франкл и другие. Экзистенциалистский взгляд на человека берет начало из специфического осознания уникальности бытия отдельного человека, существующего в конкретный момент времени и пространства. Экзистенционалисты полагают, что каждый из нас живет как «сущий-в-мире», осознанно и болезненно постигая наше существование. Отвергая понятие, что человек является продуктом либо наследственных (генетических) факторов, либо влияния окружающей среды (особенно раннего влияния), экзистенционалисты подчеркивают идею о том, что в

конце концов каждый из нас ответственен за то, чем он делает себя сам. Свобода выбора и ответственность, однако, могут быть тяжелой ношей, так как не гарантируют безупречного и мудрого выбора, что доставляет людям отчаяние, боль, заставляет испытывать тревогу, отчуждение, скуку, вину и множество других навязываемых себе неприятных чувств. Так как экзистенциальная философия полагает, что каждый человек ответственен за свои действия, она апеллирует к гуманистической психологии, так как теоретики-гуманисты также подчеркивают, что каждый человек является архитектором своего поведения и жизненного опыта. Гуманистическая психология, соответственно, в качестве основной модели принимает ответственного человека, свободно делающего свой выбор [199].

Понятия: личность, свобода, ответственность, ценность, эмпатия -являются исходными для гуманистической психологии. Развитие личности должно происходить в направлении самоактуализации личности (А. Маслоу), становлении «хорошо функционирующей личности» (К. Роджерс), поиска человеком смысла жизни (В. Франки) [128]. Наиболее важная концепция, которую гуманистические психологи извлекли из экзистенционализма, это концепция становления, которая предполагает, что человек никогда не бывает статичен, он всегда находится в процессе становления. Один из наиболее фундаментальных тезисов, важных для нашего исследования, лежит в основе гуманистической психологии А. Маслоу [116] и отражает то, что каждого человека нужно изучать как единое, уникальное, организованное целое, если что-то случается в какой-то части, это влияет на весь организм. В теории А. Маслоу мотивация влияет на человека в целом, а не только на отдельные части его организма. Л. Хьелл и Д. Зиглер считают, что эта холистическая точка зрения сформулирована в часто цитируемом метком выражении гештальт-психологии: «Целое — больше чем и отлично от суммы его частей» [199, с. 485].

В то же время хорошо теоретически обоснованным подходом к личности является учение 3. Фрейда [128]. В психоанализе поведение

17 рассматривается как проявление биологических влечений, инстинктов и подсознательных мотивов человека, на которые влияют условия его воспитания в семье в детском возрасте. 3. Фрейд считал, что человек не осознает многих причин поведения, поскольку они скрыты, и что развитие есть результат деятельности подсознания («бессознательного»), «содержимое» которого накапливается в течение всей жизни [190].

В течение длительного периода развития психоанализа 3. Фрейд применял топографическую модель личностной организации, в которой выделяются три уровня: сознание, предсознательное и бессознательное [199]. Уровень сознания состоит из ощущений и переживаний, которые осознаются в данный момент времени. Область предсознательного, иногда называемая «доступной памятью», включает в себя весь опыт, который не осознается в данный момент, но может легко вернуться в сознание или спонтанно, или в результате минимального усилия. Уровень бессознательного - это самая глубокая и значимая область человеческого разума представляет собой хранилище примитивных инстинктивных побуждений, эмоций и воспоминаний, которые были подавлены или вытеснены в область бессознательного, так как были угрожающими сознанию (забытые травмы, скрытые враждебные чувства к родителю и другие). Согласно 3. Фрейду, такой неосознаваемый материал во многом определяет наше повседневное функционирование и в значительной степени определяет поведение людей, и может проявляться в замаскированной или символической форме подобно тому, как инстинктивные побуждения косвенно находят удовлетворение в снах, фантазиях, работе [190], [191].

Конституирующее начало личности, как видно, определяется исследователями как взгляд на один предмет (личность) с различных сторон. Важно, что позиции психоаналитической традиции и экзистенциально-гуманистической хотя во многом различны, но дают возможность с разнообразных научно-психологических точек зрения посмотреть на эмпатию как на феномен развития личности.

Термин эмпатия часто употребляется в современных психолого-педагогических исследованиях. На первый взгляд, понимание этого понятия достаточно узкое — сочувствие, сопереживание, понимание психологических состояний других людей [125, с. 329].

С другой стороны, понятие эмпатия имеет очень широкое трактование и глубинное понимание, например В. Зинченко и Б. Мещеряков [29] рассматривают эмпатию с нескольких сторон. Во-первых, как нерациональное познание человеком внутреннего мира других людей (вчувствование). Способность к эмпатии представляется ими как необходимое условие для развития проницательности, как профессионального качества, у практического психолога. Во-вторых, приводится разновидность эмпатии - эстетическая эмпатия, понимаемая как вчувствование в художественный объект, источник эстетического наслаждения. Сопереживание может возникнуть не только по отношению к наблюдаемым, но и воображаемым эмоциям других, а также и по отношению к переживаниям персонажей художественных произведений, кино, театра, литературы. По мнению Н.А. Щербаковой, в настоящее время практически не решенным оказался вопрос о развитии эмпатических способностей средствами художественно литературы [209].

В-третьих, эмпатия представляется как эмоциональная отзывчивость человека на переживания другого, разновидность социально-нравственных эмоций. Эмпатия как эмоциональный отклик осуществляется в элементарных (рефлекторных) и в высших личностных формах (сочувствия, сопереживания, сорадования). В основе эмпатии как социального познания и высших форм эмпатии как эмоционального отклика лежит механизм децентрации. Человеку свойственно испытывать широкий набор эмпатических реакций и переживаний. В высших личностных формах эмпатия выражает отношение человека к другим людям. Сопереживание и сочувствие различаются как переживание человека за себя (эгоцентрическая эмпатия) и за другого (гуманистическая эмпатия).

Термин эмпатия вел в психологию Э. Титченер, обобщивший развивавшиеся в философской традиции идеи о симпатии с теориями вчувствования Э. Клиффорда и Т. Липпса [145, с. 621]. Т. Липпс трактовал эмпатию как восприятие эстетического объекта, как одновременный акт наслаждения и познания. Эмпатия есть способ познания объекта -эстетического наслаждения, вчувствования в объект через проекцию своих чувств и идентификацию с ним.

В зарубежной психологии эмпатии уделялось большое внимание, ее изучением в разное время интересовались Дж. Мид, К. Роджерс, К. Кохут, Х.Томэ, X. Кехеле и другие. Дж. Мид определяет эмпатию как способность принять другого человека [47]. К. Роджерс рассматривал эмпатию как одну из важных характеристик психотерапевта. Следуя триаде К. Роджерса, при клиент-центрированной психотерапии эмпатия является важным условием для конструктивных изменений личности [158]. В психологии межличностных отношений и в психологии личности наиболее приемлемое понимание эмпатии высказано Р. Даймонд, когда эмпатия понимается как воображаемое перенесение себя в мысли, чувства и действия другого и структурирование мира по его образцу [48].

Отечественная психологическая теория и практика за последние годы работами А.А. Бодалёва, Ю.Б. Гиппенрейтер, Л.Н. Джрназян, Г.А. Ковалева, О.Г. Кукосян, Г.Ф. Михальченко, А.Б. Орлова, Р.Г. Селивановой, М.А. Хазановой, Н.А. Щербкаковой и других существенно обогатили понятие эмпатии.

Традиционно в психологии выделяют несколько составляющих эмпатии: сопереживание, сочувствие, симпатия - все эти понятия наполняются своим содержанием, дополняя понятие эмпатия с различных сторон. Иногда сочувствие, сопереживание и симпатию выделяют как особые виды эмпатии. Под сопереживанием понимается «переживание субъектом тех же эмоциональных состояний, которые испытывает другой человек, через отождествление с ним» [152, с. 463]. Сочувствие представляет собой

20 «переживание собственных эмоциональных состояний по поводу чувств другого» [152, с. 463]. Сочувствие побуждает человека к помощи другому. Чем более устойчивы альтруистические мотивы человека, тем шире круг людей, которым он, сочувствуя, помогает. Различение подобных форм свидетельствует о разнонаправленности процесса эмпатии: в одних случаях ситуация общения будет вызывать у индивида эгоистическое поведение, а в других - альтруистическое (как избавление от собственного дискомфорта). Н.А. Щербакова считает, что во многом сочувствие и сопереживание могут сочетаться, но при доминировании одного из них [209].

Некоторые исследователи, например Т.П. Гаврилова, выделяют сопереживание как наиболее простую форму эмпатии, а сочувствие должно быть опосредовано нравственными знаниями [50] как единица опыта человека.

Симпатия определяется как теплое, доброжелательное отношение человека к другим людям [29]. Как свидетельствуют результаты экспериментальных исследований в России и за рубежом, симпатия является одной из основных форм проявления эмпатии. Она обусловлена принципом подобия определенных биосоциальных особенностей общающихся людей. Принцип подобия представлен в многочисленных работах Т.П. Гавриловой, И.С. Кона, Т. Ньюкола, Н.Н. Обозова, Ч. Осгуда, П. Танненбаума, Л. Фестингера, Ф. Хайдеггера. В случае, если принцип подобия у общающихся не проявляется, то это говорит об индифферентности чувств. Когда же у них фиксируется несоответствие и особенно противоречие, то это влечет дисгармонию (дисбаланс) в когнитивистских структурах и приводит к проявлению антипатии [173, с. 525].

Наряду с сочувствием, сопереживанием, СБ. Борисенко и Л.П. Стрелкова [34] выделяют такую форму эмпатии, как содействие, в которой реализуются системы нравственной мотивации в отношениях к людям, характеризующие мировоззрение личности [209].

По мнению Б.Д. Карвасарского, следует различать жалость («мне жаль вас»), симпатию («я сочувствую вам») и эмпатию («я - с вами»)» [83, с. 696].

Очень близкое к понятию эмпатия - синтонность, под которой понимается способность приобщаться к эмоциональной жизни другой личности, обусловленной потребностью в эмоциональном контакте. В отечественной литературе данное понятие встречается довольно редко [83, с. 697]. В отличие от интуиции как непосредственной перцепции идей, эмпатия включает чувства и мысли. Эмпатию исследователи отличают от идентификации, которая, по их мнению, является бессознательной и сопутствует процессу взаимоотношений «психотерапевт - пациент» [83, с. 697].

Ряд авторов (АЛ. Бодалев, Т.Р. Каштанова и другие) сопоставляли эмпатию с другими близкими ей процессами. По мнению И.М. Юсупова сложность объекта эмпатии требует прочтения информации и состояний другого на более глубоком уровне восприятия - проникновении, которое действует по механизму эмоциональной идентификации [214].

Иногда идентификацию отождествляют с механизмом подражания. Так, А. Бандура предполагает, что идентификация относится к процессу копирования субъектом мыслей, чувств или действий другого лица [173].

Вместе с тем, сторонники психоаналитических идей (X. Кохут, Р. Гринсон и другие) для объяснения эмпатии напротив, привлекают концепцию идентификации. При этом обычно подчеркивается ее частичный или пробный характер. По мнению Р. Гринсона, разница состоит в том, что идентификация - Зто по большей части бессознательный и долговременный процесс, в то время как эмпатия предсознательна и временна. Цель идентификации - преодолеть тревогу, вину или утрату объекта, в то время как эмпатия используется для понимания. Р. Гринсон также отмечал, что поскольку эмпатия включает разделение опыта пациента, временное и частичное участие в нем, то есть погружение в эмоциональные переживания пациента, она подразумевает разделенность в функционировании Эго

22 аналитика. Иначе говоря, в этом процессе аналитик колеблется между позициями участника и наблюдателя [180]. Дэйч первой указала на то, что в эмпатии аналитик может идентифицироваться не только с пациентом, но и с его объектами [215]. Дальнейшее развитие эта идея получила в теории объектных отношений, в частности, в концепции проективной и интроективной идентификации.

В психологическом словаре под редакцией А.В. Петровского и М.Г. Ярошевского различают несколько видов эмпатии: эмоциональная -основанная на механизмах проекции и подражания моторным и аффективным реакциям другого; эмпатия когнитивная - базирующаяся на процессах интеллектуальных - сравнения, аналогия и прочих; эмпатия предикативная - проявляющаяся как способность предсказывать аффективные реакции другого в конкретных ситуациях [147].

Эмпатия, с точки зрения Д.Б. Карвасарского, может быть сознательной и предсознательной и возникает в ответ на непосредственную интеракцию [83, с. 696].

Клиент-центрированные психотерапевты расширили представление об эмпатии понятием «точной эмпатии», которое содержит больше чем только способность психотерапевта к проникновению во внутренний мир пациента. «Точная эмпатия» включает способность понять актуальные чувства и вербальное умение передать это понимание ясным для пациента языком [157].

Эмпатия может выступать как механизм развития межличностных отношений. Одни исследователи считают, что это эмоциональные процессы, другие - эмоциональные и когнитивные процессы. Высказываются противоречивые мнения по поводу того, является ли данный феномен процессом или свойством.

Н.Н. Обозов [130] рассматривает эмпатию как процесс и включает в него когнитивные, эмоциональные и действенные компоненты. По его мнению, эмпатия имеет три уровня: когнитивная эмпатия, проявляющаяся в виде понимания психического состояния другого человека без изменения

23 своего состояния; эмоциональная эмпатия не только в виде понимания состояния другого человека, но и сопереживание и сочувствие ему, эмпатического отреагирования; высшая форма эмпатии, включающая когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты. Она в полной мере выражает межличностную идентификацию, которая является не только мысленной (воспринимаемой и понимаемой) и чувственной (сопереживаемой), но и действенной. Между тремя формами эмпатии существуют сложные взаимозависимости. В изложенном подходе достаточно убедительно и логично обоснован второй и третий уровни эмпатии (эмоциональная и действенная). Вместе с тем ее первый уровень (когнитивная эмпатия, связанная с пониманием состояния других людей без изменения своего состояния) является, по мнению В.Н. Дружинина, чисто когнитивным процессом [173, с. 525].

Различные формы эмпатии базируются на чувствительности человека к своему и чужому миру. В ходе развития эмпатийности как свойства личности формируется эмоциональная отзывчивость и способность прогнозировать эмоциональное состояние других людей.

Ю.А. Менеджерицкая выделяет три компонента эмпатии и рассматривает ее как «социально-психологическое свойство личности, состоящее из ряда способностей: способности к эмоциональному отклику, способности к пониманию и распознанию эмоциональных состояний другого и способности к содействию, соответствующих трем компонентам структуры эмпатии: эмоциональному, когнитивному и поведенческому» [119, с. 242].

Компоненты эмпатии определяются опытом общения, социально-психологических отношений человека с миром людей и это характеризует его поведение. Под эмоциональным компонентом Ю.А. Менеджерицкая [119] понимает развитый уровень социальных эмоций, преобладанием чувств вины и стыда, способность к эмоциональному отклику. Когнитивный компонент понимается как направленность на партнера по общению, ценностные и мотивационные установки, умение принять точку зрения

24 другого. Поведенческий компонент наполняется терпимостью к недостаткам других, низкой эмоциональной уязвимостью, альтруизмом, открытостью в общении.

Уровень эмпатийности экспериментально определялся в исследованиях Т.П. Гавриловой, которые показывают, что лица, у которых высокий уровень эмпатийности, проявляют заинтересованность в других людях, пластичны, эмоциональны и оптимистичны. Для лиц, обладающих низким уровнем эмпатийности, характерны затруднительность в установлении контактов, интровертированность, ригидность и эгоцентричность [50].

Б.Д. Карвасарский считает, что возможно ошибочное применение эмпатии, так называемая «эмпатическая слепота» (неосознаваемое неприятие психотерапевтом тех чувств, которых он избегает в самом себе), неконтролируемое использование эмпатии (в художественной литературе образцом такого типа эмпатии является поведение князя Мышкина в «Идиоте» Ф. М. Достоевского), манипулятивное применение эмпатии (когда она выступает в виде скрытого убеждения, уговаривания, внушения). Многочисленные исследования показали положительную корреляцию между оценкой пациентами эмпатии психотерапевта и успехом лечения при различных видах психотерапии [83, с. 697].

Многие авторы считают эмпатию генетически детерминированным свойством, усиленным или ослабленным жизненным опытом индивида. Различные тренинговые методы повышают эмпатическую способность психотерапевта, умение более эффективно применять ее в общении с пациентом. Эмпатийность субъекта формирует определенную сонастроенность между субъектом и объектом, что обусловливает определенные изменения в поведении последнего и в конечном итоге может привести к позитивной оценке воспринимаемой личности [179].

С точки зрения психоаналитической теории эмпатия выступает как глубинное понимание одним человеком другого, такое восприятие и

25 постижение его психического состояния, благодаря которым осуществляется сопричастность с его внутренним миром.

Авторы некоторых направлений психологии (К. Роджерс в гуманистическом, X. Кохут в психодинамическом) отводили эмпатии ключевую роль [113]. К. Роджерс считал эмпатию основополагающей установкой терапевта в терапевтических отношениях и ключевым условием изменения личности клиента. X. Кохут отстаивал позицию, что основным инструментом в психоаналитическом исследовании является именно эмпатия аналитика. Кроме того, X. Кохут поместил эмпатическую откликаемость окружения ребёнка в центр своей теории нарциссического развития Я. Благодаря его влиянию, эмпатия была признана большинством терапевтических школ в качестве основополагающего навыка терапевта, необходимого для создания терапевтического климата. Прежде всего, X. Кохут видел в эмпатии способ наблюдения и сбора данных. Эта идея ясно выражена в данном им определении психоанализа как дисциплины, которая основывает свои наблюдения на интроспекции и эмпатии (преобразующая интроспекция) [98]. По его мнению эмпатия - есть ничто иное как «близкое к опыту наблюдение». X. Кохут полагал, что эмпатия позволяет терапевту переживать опыт другого без потери способности объективно оценивать психические состояния другого.

Интересно, что X. Кохут считал эмпатию универсальной потребностью развития. Переживание младенцем эмпатического отзеркаливания заботящегося лица - необходимая составляющая в развитии связного Я и, наоборот, травматические провалы в обеспечении эмпатического отзеркаливания играют критическую каузальную роль в развитии дефектов и патологии Я [99]. Такие концепции как «настройка» между матерью и младенцем (Стерн) и «откликаемость» хотя и не идентичные, однако весьма соотносимые с эмпатией концепции, которые были разработаны психологами в результате наблюдения за взаимодействием матери и младенца [174].

Сторонники классической психоаналитической традиции видят роль терапевта главным образом в том, чтобы раскрыть, передать и помочь пациенту ассимилировать материал, который находился вне его осознания. Поэтому они по большей части тяготеют к такому видению термина эмпатия, которое заложил 3. Фрейд своим комментарием о том, что эмпатическая связь может позволить аналитику переживать в себе ассоциации и материал первичного процесса, который блокирован от осознания пациента [199]. Под влиянием этого представления Олиник даже называл эмпатию регрессивной открытостью и восприимчивостью, а также «регрессией на службе другого» [180].

Развитие эмпатии представляет интерес для многих авторов (Н.Н. Власова, В.И. Грошев, М.И. Лисина, Н.И. Лысенко, А. Валлон, О.С. Богданова, В.В. Абраменкова, Т.П. Гаврилова). Авторы указывают, что развитие эмпатии протекает в процессе социализации личности, в общении с другими людьми, в результате усвоения определенных ценностей, и длится на протяжении всей жизни [209]. В.И. Грошев отмечает, что «эмпатия представляет нам эмоциональное состояние, переживания другого человека как данность, которую мы чувствуем, интуитивно знаем в противовес рассудочному анализу, часто способному «вычислить» эмоции другого по конкретным признакам, эта, более синтетическая (дедуктивная), чем аналитическая (индуктивная), способность» [57, с. 332]. С этой точки зрения, эмпатия, как способность личности, свойственна всем людям с рождения. В.И. Грошев приводит примеры исследования тендерных аспектов эмпатии и высказывает четкую мысль, что эмпатия «при самых разных методических подходах к ее изучению во всех возрастах, начиная с первых дней жизни, достоверно более выражена и преобладает у лиц женского пола» [57, с. 332]. Так, например, Н. Эйзенберг и П. Массен полагают, что особенности социализации влияют на развитие эмпатии только у мальчиков. Но П. Бланк с сотрудниками нашли, что с возрастом превосходство девочек (женщин) возрастает в отношении произвольных невербальных сигналов (например,

27 управляемое выражение лица) и снижается в отношении непроизвольных (тон, жесты). В ходе развития, считают они, женщины осознают, что слишком хорошее «прочтение» непроизвольных коммуникативных сигналов чересчур обязывает, а потому «невыгодно». В работе К. Доу указывается, что женщины лучше кодируют и лучше декодируют невербальные сигналы [57, с. 332].

В исследовании, проведенном М. Л. Бутовской, было выявлено, «что поведение девочек характеризуется меньшей агрессивностью, большей склонностью к эмоциональному сопереживанию, большей концентрацией внимания на других» [35, с. 324-329].

Таким образом, существует тенденция к выравниванию половых различий эмпатии по мере взросления: мальчики научаются ей, а девочки отвыкают. Но полностью различия не нивелируются. Что касается детерминации этой психологической характеристики, то исследователи эмпатии не пришли к более или менее согласованному мнению. Ряд исследований подтверждает биологическую, ряд - социокультурную детерминацию. Большинство исследователей, как отечественных, так и зарубежных, как отмечает В.Е. Каган, сходятся во мнении о существовании различий в эмоциональной и интеллектуальной сферах [84]. Причем, для мальчиков характерно доминирование агрессии, для девочек - эмпатии. По мнению И.С. Кона, В.Е. Кагана, половые различия агрессии, эмпатии и организации интеллектуальных функций выступают в структуре различающихся стилей жизни: предметно-инструментального, маскулинного и экспрессивно-эмоционального, фемининного в соответствии со стереотипами маскулинности и фемининности. Такое понимание согласуется со сформулированными В.А. Геодакяном эволюционно-генетическими принципами маскулинности и фемининности. Однако изучение только одной стороны какого-либо личностного свойства не дает возможности для заключения о половых различиях и особенностях их проявления в целом, а также специфики других составляющих личностных свойств как системных

28 образований [57, с. 332]. С этой точки зрения эмпатию можно рассматривать как системное образование, имеющее свое развитие и совокупность составляющих в личности, ведь «психологическая практика требует целостного подхода к человеку - к его действиям, отношениям с другими и внутреннему миру» [158, с. 20].

По мнению Р. Фрэнкина, у тех, кто более склонен к эмпатии, что выявляется с помощью методики самоотчета, меньше проявлена агрессивность. Родители, плохо обращающиеся со своими детьми, набирают по сравнению с другими родителями меньшее количество баллов по шкале эмпатии. Кроме того, дети, с которыми плохо обращались, обнаруживают меньше эмпатии в отличие от своих сверстников. В самом деле, целый ряд данных свидетельствует, что нехватка эмпатии у родителей долгое время негативно влияет на социально-эмоциональное развитие детей. Этот недостаток эмпатии и скудное эмоциональное развитие могут объяснить существование такого явления, как цикл насилия. Было выдвинуто предположение о том, что тренинг, направленный на выработку эмпатии, возможно использовать в качестве одного из способов, помогающих разорвать такой цикл [122, с. 393].

Таким образом, анализ психологической литературы выявляет значительный интерес исследователей к феномену эмпатии и позволяет сформулировать определение эмпатии как качества личности, выражающегося в сочувствии, сопереживании, соучастии, основывающихся на эмпатических способностях вчувствования, эмоциональном отклике другому. Эмпатия как важная составляющая личности имеет тендерные особенности, обладает как биологической так и социокультурной детерминацией и возможностью развития. Как механизм формирования межличностных отношений эмпатия способствует их развитию и стабилизирует, позволяет оказывать поддержку партнеру не только в обычных, но и в трудных, экстремальных условиях, когда он особенно в ней нуждается. Так, эмпатия тесно связана с альтруистическими мотивами,

29 мотивами помогающего поведения и коммуникативными особенностями личности. Особенно эти качества соотносятся с требования профессиональной и личностной компетенции помогающих профессий, к которым относится и профессия психолог. Однако «быть эмпатичным трудно, это означает быть ответственным, сильным и в то же время - тонким и чутким» [146, с. 428-430]. Исходя из этого, необходимо уделить особое внимание личности психолога, когда, реализуясь в системе «человек-человек», он должен быть личностно готовым к выполнению определенных этических норм, важнейшей из которых является выстраивание доверительных отношений на основе принятия, эмпатии, поддержки другого человека.

1.2 Особенности эмпатии личности в профессиональном

становлении

Значимость эмпатии в структуре личности человека, овладевающего профессиональными психологически знаниями, не вызывает сомнения у ряда авторов (В.В. Бойко, А. Бочаров, Р. Гринсон, Д.М. Даудова, X. Кохут, X. Кехеле, К. Роджера, Н.В, Самоукина, Л.Н. Собчик, X. Томэ, Н.А. Щербакова).

Среди большого числа профессионально-значимых личностных качеств, эмпатические способности психолога играют центральную роль [214]. А.А. Бодалев и Н.В. Васина считают, что эмпатия играет важную роль в становлении и развитии межличностных отношений, оказывает существенное, а порой и решающее влияние на взаимодействие людей и, прежде всего, на помогающее поведение [138].

Л.Н. Собчик высказывает предположение о том, что успешная, деятельностная личность психолога характеризуется рядом позитивных и продуктивных качеств, эмпатия среди которых является, безусловно,

важным. В противоположность этому личность психолога обнаруживает черты собственного превосходства над окружающими, властности и доминирования, обладает внутренней неконгруэнтностью, лишена гуманности, жертвенности, эмпатии [172].

Б.Д. Карвасарский, опираясь на ряд исследований, утверждает, что чем более психотерапевт проявляет эмпатическое отношение, тем более вероятна успешная психотерапия [83].

По мнению Н.В. Самоукиной, профессиональная психологическая деятельность должна осуществляться в условиях эмпатийного слушания [164]. В случае отсутствия эмпатических способностей личность психолога претерпевает необратимый процесс деформации [209].

В зарубежной психологии исследования по проблеме значимости эмпатии для личности психолога представлены шире, рядом направлений психологии (гуманистическом, психодинамическом, гештальтпсихологии).

По мнению К. Роджерса, наиболее важными из значимых личностных характеристик психолога являются соблюдение условий: конгруэнтности, умение в отношениях с клиентом быть «искренним, без «маски» или «фасада», когда он передает чувства и отношения, которые в настоящий момент им переживаются. Под этим подразумевается, что чувства, испытываемые психотерапевтом, доступны ему, его пониманию, он способен «прожить» эти чувства, испытать их и соответствующим образом сообщить о них другому человеку [157, с. 104-107]. Другое важное условие для психолога - безусловное положительное отношение - когда он испытывает теплое, положительное принимающее отношение к внутреннему миру клиента. Это значит, что проявляющиеся положительные чувства не ограничены никакими условиями и оценками.

Эмпатическое понимание является значимым условием, влияющее серьезным образом на эффективность психотерапии - когда психолог ощущает чувства и личностные смыслы клиента в каждый момент времени, когда он может воспринять их как бы изнутри, так, как их ощущает сам

31 клиент, когда он способен успешно передать ему свое понимание. Такое понимание, по мнению К. Роджерса, встречается чрезвычайно редко - «...мы не часто чувствуем такое понимание и сами редко его выказываем. Обычно мы предлагаем вместо него совершенно другой, отличный тип понимания: «Я понимаю, что у тебя не все в порядке», «Я понимаю, что заставляет тебя действовать таким образом» или «У меня такие неприятности были, но я вела себя совершенно по-другому». Такие типы понимания К. Роджерс называет «с внешней позиции», но когда человек испытывает понимание без желания «анализировать или судить», «тогда я могу «расцветать» и «расти» в этом климате»» [157, с. 106].

Исследования, проведенные с многочисленными клиентами К. Роджерса, подтверждает общепринятое наблюдение: когда психолог, оставаясь самим собой, может уловить каждомоментную внутреннюю жизнь клиента так, как тот ее видит и чувствует, тогда, вероятно, происходят изменения, психотерапия начинает действовать [158, с. 107].

Так, исследования К. Роджерса, вероятно, показывают, что именно такие отношения, а не знание техники психотерапии и навыки являются основной причиной эффективности психотерапевтических отношений.

С другой стороны интересен взгляд бихевиоризма, несмотря на различие теоретических позиций К. Роджерса и Б.Ф. Скиннера. Можно видеть, что в последние десятилетия делаются попытки преодолеть некоторые недостатки бихевиоризма, приблизить оба течения друг к другу, сделать их взаимодополняющими. Сближение бихевиоризма и гуманистической психологии состоит в том, что обеими сторонами признаются субъективные психические качества человека, такие, как эмпатия, стремление к самоактуализации, локус контроля, самооценка, познание эмоций. Это признание вносит изменение в цели, для достижения которых используются бихевиористские методы. Эти цели взяты из арсенала гуманистической психологии К. Роджерса и достигаются методами и гуманистической, и бихевиористской психологии. Например, при воспитании

32 детей с агрессивным поведением наряду с подкреплением используется рефлексия чувств и теплое принятие ребенка психологом, то есть так называемый аффективно-бихевиористский подход. Несмотря на эти вынужденные уступки, бихевиористы не хотели бы переступать границы объективного и использовать термины гуманистической психологии, поэтому эти термины переводятся ими на язык действий. Например, эмпатия трактуется как определенный вид положительного подкрепления, личный вклад психолога в психотерапию - как неспецифический фактор [158].

Р. Гринсон считает, что в любой момент времени человек испытывает состояния, к которым он может многократно обращаться в процессе поиска их смысла. Они служат своего рода субъективным ориентиром в этом поиске. Эмпатичный психолог проницательно улавливает смысл состояния, переживаемого человеком в данный конкретный момент, и указывает на смысл, чтобы помочь сконцентрироваться на нем и побудить к дальнейшему более полному и беспрепятственному переживанию [58].

В 70-х годах XX века также начала широко использоваться и дала хорошие результаты психотерапия Б. Герни для одного или двух родителей, детей или всей семьи, основанная на теории К. Роджерса. Согласно этой программе происходило обучение таким умениям, как экспрессивность (развитие умений осознать свои чувства и принять их), эмпатия; развивались навыки общения; навыки фасилитатора, поддерживающего других или обучающего, как использовать эти навыки. Развивались умения разрешать конфликты и вести переговоры, умения применять эти навыки в повседневной жизни, умения оказывать помощь другим с тем, чтобы они смогли устанавливать контакты, умения сохранять необходимые навыки с тем, чтобы последние не исчезли. В тренинге также использовались некоторые методы бихевиористской теории и теории социального научения; социальное подкрепление и моделирование [157].

С позиций психоанализа, важным фактором функционирования аналитика является его способность к эмпатии. Эта мысль, подчеркивающая

33 значение восприимчивости аналитика, была выражена Райком в его известной идее о том, что аналитик должен слушать пациента «третьим ухом». Одна из способностей третьего уха состоит в том, что оно работает двумя способами: может уловить то, что другие люди не говорят, но только чувствуют и думают, и может быть обращено внутрь. Оно может слышать голоса, идущие изнутри Я, которые иным образом не слышны, потому что их заглушает шум нашего сознательного мыслительного процесса [180].

В процессе психоаналитической терапии аналитик стремится к эмпатическому вчувствованию в психическое состояние пациента с тем, чтобы, будучи вовлеченным в его интимные переживания, но способным к объективной оценке происходящего, помочь ему в осознании бессознательного и обретении сил, способствующих выздоровлению.

При самоанализе основным методом изучения собственного поведения и внутренних переживаний является интроспекция. При психоанализе, основанном на установлении доверительных отношений между аналитиком и пациентом, важным методом познания внутреннего мира больного становится эмпатия. Она не заменяет собой свободное ассоциирование или анализ сопротивлений, лежащих в основе психоаналитической терапии. Вместе с тем эмпатия оказывается таким методом постижения внутреннего мира пациента, без которого психоаналитическое лечение оказывается проблематичным. Некоторые психоаналитики (в частности, X. Кохут) полагают, что «свободное ассоциирование и анализ сопротивлений следует считать вспомогательными инструментами на службе интроспективного и эмпатического метода наблюдений [113].

Так, важно, что эмпатия предполагает идентификацию аналитика с пациентом. В какой-то степени она напоминает собой проективную идентификацию, представляющую собой психический процесс такого проецирования желаний и фантазий человека во вне, на другие объекты, при котором одновременно осуществляется идентификация не столько с самими объектами, сколько с собственными проекциями на них [113]. Вместе с тем

34 эмпатия не является такой идентификацией с пациентом, благодаря которой аналитик полностью отождествляет себя с последним. Напротив, обладая возможностью стать сопричастным с внутренним миром другого человека, аналитик сохраняет способность к дистанцированию от него в плане изложения собственных непредвзятых интерпретаций и выработки приемлемой для конкретной аналитической ситуации стратегии психоаналитической терапии [113].

Интерес вызывают данные, которые приводит А.А. Бодалев и Н.В. Васина [138]. Данные исследований авторов показывают различия в проявлениях эмпатии, в ее направленности, это свидетельствует, что упрощенность подхода к эмпатии психолога с позиции простого ее наличия недопустимо. Так, ряд авторов, которые первыми обратили внимание на различия в эмпатическом отклике на действия партнеров (Т.П. Гаврилова, Н. Эйзенберг, Д.А. Хьюстон) рассматривают две формы эмпатии. Первая форма, это эмпатия, направляемая человеком на самого себя и вызывающая чувство дискомфорта или личностный дистресс, возникает в ситуации, когда воспринимаемое состояние партнера приводит к напряжению и фрустрации собственных потребностей субъекта эмпатии. Индивид испытывает переживания, сходные с переживаниями объекта эмпатии, индивид переживает то, что могло бы случиться с ним в будущем, или то, что произошло с ним в прошлом. Опасность таких переживаний часто граничит с профессиональной психологической практикой, особенно если психолог не опытен, излишне сенситивен, испытывает «жажду помощи другому». В то же время для самого психолога приносит неприятные чувства, связанные с личными воспоминаниями и желанием освободиться от них. Тогда такая форма эмпатии в совокупности с другими функциями развивает эгоистические способы и стратегии взаимодействия. В психологической практике она проявляется в виде отреагирования психологом, в процессе работы, собственных чувств, слияния с клиентом, когда психологическая помощь оказывается себе, а не нуждающемуся человеку. Такие переживания

35 способствуют снижению личностного дистресса и восстанавливают психическое благополучие индивида, но не партнера по взаимодействию. [138]

Вторая форма эмпатии, направленная на другого, обозначается как сострадание, сочувствие, и эмпатическая забота, когда отражается переживание индивидом неблагополучия как такого безотносительно к его собственному благополучию. Такая форма эмпатии обуславливает выбор альтруистических способов поведения, то есть помимо эмоциональной стороны и поведенческую сторону [138].

Исследования Д.А. Хьюстон подтверждают различия в проявлении эмпатии, которые обусловлены, по данным исследования, ее личностным и ситуативным характером. Она считает, что личностная эмпатия характеризует установкой реагировать эмпатически на всех, причем эмпатия будет уменьшаться в ситуациях, в которых переживания другого проводят к чувству дискомфорта и приносят ощущение уязвимости, и усиливаться в тех случаях, когда переживания партнера схожи с эмоциональным опытом личности. Так же Д.А. Хьюстон обозначила описанные изменения эмпатии с помощью термина «ограниченность эмпатии», которая проявляется в отсутствии или снижении интенсивности эмпатии, сталкиваясь с не знакомыми эмоциями другого человека. Данная особенность эмпатии ограничивает круг общения индивида, так как субъект проявляет низкую эмпатийность, приводящую к непониманию, конфликтам, отказу от взаимодействия [138].

Исследования А.К. Нитченко описывают различия в эмпатическом отклике на основе анализа параметров эмпатии. Выделяют эмпатию, в которой знаки субъекта и объекта совпадают, в таком случае субъект эмпатии испытывает грусть в ответ на грусть объекта эмпатии. Второй случай, это эмпатия, в которой знаки переживаний субъекта и объекта сходятся, тогда субъект эмпатии может испытывать зависть, реагируя на

36 радость объекта эмпатии. Так же различают эмпатию с низкой и высокой точностью, низкой и высокой выраженностью [129], [117].

Как отмечает А.А. Бодалев, данные зарубежных исследователей отмечают, что «модальность эмоциональных состояний партнера может обусловливать различия в точности эмпатии. Было выявлено, что участника общения с деструктивной направленностью и элементами насилия во взаимодействии характеризует дефицит способности к подражанию мимике других, особенно при восприятии счастливых и гневливых лиц [138].

Так, понятно, что эмпатия может иметь различную степень, модальность, формы, которые влияют на взаимоотношения с другими людьми, соответственно это влияет и на профессиональную деятельность психолога, тем или иным образом отражается на эффективности и результатах психологического воздействия на человека.

Н.А. Щербакова так классифицирует исследования отечественных психологов, связанные с различными сторонами личностного и профессионального становления студентов: выявлением специфики студенческого возраста как стадии развития занимались Б.Г. Ананьев, А.А. Бодалев, Н.М. Пейсахов, Е.И. Степанова и другие; определение студента как субъекта деятельности, его сущности, этапов и факторов становления профессионала: К.А. Абульханова-Славская, В.А. Бодров, А.А. Деркач, Е.А. Климов, А.К, Маркова, В.Д. Шадриков; определением способностей, направленности, индивидулаьно-личностных особенностей, необходимых для формирования профессионально важных качеств личности студента в процессе его обучения исследовали: Э.Ф Зеер, Е.А. Климов, Т.В. Кудрявцева, Б.Ф. Ломов, Б.М. Теплов и другие; совершенствование профессиональных качеств студентов-психологов: Н.А. Аминов, М.В. Молоканов, Д.В. Оборина, И.В. Сыромятников, Н.А. Щербакова [209], Р.И. Цветкова и другие.

Важно, что интерес к личности психолога возрастает в психологической науке в связи с определением ряда нерешенных проблем,

37 среди которых важной является проблема профессиональной подготовки в вузе (В.А. Бодров, Е.А. Климов, А.К. Маркова, Н.С. Пряжников, Н.В. Самоукина, A.M. Столяренко и другие) [209].

Нкоторые ученые (Г.А. Берулава, А.В. Юркевич) подчеркивают проявление личности психолога как неповторимой индивидуальности, от которой зависит успех ее профессиональной деятельности. Профессиональная зрелость личности психолога должна определяться, прежде всего, его гуманистической направленностью на самоактуализацию своего профессионального и личностного потенциала, на которые указывают А.Г. Асмолов [15], Л.И. Божович [26] и другие.

Говорить однозначно о природных основах способности к содержательному общению и эмпатии затруднительно. С точки зрения И.В. Вачкова, И.Б. Гриншпун, Н.С. Пряжникова, среди практических психологов, в том числе выдающихся, признанных на мировом уровне, люди самые разнообразные по своим «природным данным». Но, что действительно важно практическому психологу, так это обладать определенными способностями «компетентности в общении» (понимание, сочувствие, сопереживание). Важно и нужно развивать способности к общению и пониманию других, и не только в психологе, но и других людях [38].

По мнению Н.А. Щербаковой, основное внимание уделяется личности психолога в определенном виде деятельности, которую разные ученые определяют по-разному: профессиональное становление (В.А. Бодров), профессиональное развитие (И.А. Вишняков, Г.И. Якушева), учебно-профессиональная деятельность (И.В. Завгородняя) [209].

Попытки создания модели специалиста (А.К. Маркова, Г.С. Абрамова, Н.С. Пряжникова, В.Ю. Меньшиков и другие) сталкиваются с проблемой выделения «модели личности специалиста». Традиционные методики исследования личностных качеств и составляющих в сравнении с успешно работающими психологами позволяют измерить «личностный профиль специалиста», но, по мнению И.В. Вачкова, сложно измерить способность к

38 творчеству, профессиональную и человеческую совесть, порядочность. Пытаясь выделить явные противопоказания для работы психолога, специалисты считают их такими:

1. Ненависть к людям, стремление «мстить» (сюда относятся люди
озлобленные, которые часто сами нуждаются в психологической помощи,
такие «человеконенавистники» даже получают дипломы о высшем
профессиональном психологическом образовании и занимаются
психологической практикой).

  1. Откровенное психическое нездоровье просто может оказаться опасным для клиентов, особенно когда он работает с детьми и подростками. Такие характеристики как «неумение общаться» и «психическое заболевание» являются совершенно неприемлемыми личностными характеристиками.

  2. Неумение общаться, неспособность выстраивать с людьми отношения на взаимноуважительной основе, заключающиеся в наглости, перебивании собеседника, чувстве превосходства к другому. «Применительно к психологу, такие качества не только бестактность или невоспитанность, это препятствие для построения подлинно диалогичного взаимодействия с клиентом (или коллегами), это основа будущей манипуляции сознанием клиента, что для психолога рассматривается как страшнейший «профессиональный грех»» [38, С.226].

К. Роджерс предостерегал от рассмотрения психотерапии по аналогии с медициной, так как хороший хирург может и не любить своего больного, а психотерапевт - просто обязан на практике демонстрировать свое безусловное позитивное принятие клиента. По мнению Л.А. Петровской, речь здесь идет об установке терапевта, которая не предполагает одобрения всего поведения «клиента», «а признание права на какую угодно гамму чувств без риска потерять уважение психолога» [135].

Тем более возрастает значимость выраженности эмпатии в личности психолога, так как психолог сталкивается не только с «хорошими»

39 клиентами, но и людьми, которые могут быть неприятными, отталкивающими, неудобными, но требующими психологической помощи и поддержки.

Терапевтические отношения эффективны в той мере, в какой клиенты свободны выражать свои чувства, без постоянного беспокойства и подверженности цензуре, в отличие от обычных социальных взаимоотношений. Таким образом, большинство ситуаций обыденного общения рассчитаны на то, чтобы уменьшить возможность узнать чьи-либо чувства и, таким образом, снизить риск разделить их. В психологической практике, напротив, поощряется обращение клиентов к своим желаниям, порывам, фантазиям, чувствам. «Такой подход предполагает выход за рамки «реального» или приемлемого в обычных взаимодействиях» [97, с. 124—125].

Таким образом, содержание эмпатии в различных направления психологии, психотерапии (гуманистическом, психодинамическом, гештальтпсихологии) схоже в части понимания ее важности как одной из основных составляющих личности человека, профессиональной сферы «человек-человек», и условие эффективности психологических воздействий. В связи с этим исследование эмпатии как личностного качества, выступающего в роли важнейшего критерия профессионализма, приобретает особую значимость.

Однако, наряду с многочисленностью исследований личности психолога и становления в профессиональной деятельности, вопрос о личностной готовности, личностных характеристиках, предрасполагающих к психологической деятельности, остается малоизученным - эмпатия не рассматривается с учетом видов эмпатии, мотивов проявления эмпатии в личности самого психолога, сохраняя принцип «эмпатия присутствует, значит хорошо».

Таким образом, особенность эмпатии личности в профессиональном становлении выражается в ее структуре. В таком аспекте структура эмпатии включает в себя компоненты: эмпатические способности, эмпатическое

40 понимание, самомотивацию, идентификацию, сострадание, сочувствие, мотивационные установки и психологическую коммуникативную компетентность. Вместе с тем ясно, что эмпатия в становлении личности студента-психолога тесно переплетается с мотивами оказания помощи другому и является фактором мотивации в профессиональном становлении, поэтому, важно рассмотреть эмпатию с вышеобозначенных позиций, для чего в первую очередь необходимо рассмотреть понимание мотивов и мотивации личности в психологии.

1.3 Мотив и мотивация в становлении личности

Проблема мотива относится к числу трудных, хотя достаточно исследованных в психологии. Л.С. Выготский писал, что сама мысль рождается не из другой мысли, а из мотивирующей сферы нашего сознания, которая охватывает наши влечения и потребности, наши интересы и побуждения, наши аффекты и эмоции. За мыслью стоит аффективная и волевая тенденция [45].

В отечественной психологии проблема мотива, мотивации и мотивационной сферы личности исследовалась с разных позиций. Прежде всего, в общетеоретическом и методологическом плане. Изучением мотивации как устойчивого образования личности занимались: С.Л. Рубинштейн, Л.С. Выготский, П.П. Блонский, B.C. Мерлин, А.Н. Леонтьев, Б.И. Додонов, К.А. Абульханова-Славская, Л.И. Анциферова, Е.П. Ильин; в личностном развитии - В.Г. Асеев, А.А. Файзулаев; в возрастном аспекте - Л.И. Божович, Р.С. Вайсман, B.C. Мухина; в аспекте мотивации учения - А.К. Маркова, В.Г. Леонтьев, Л.К. Золотых, Р.И. Цветкова; в аспекте поведения - Д.Н. Узнадзе, И.В. Имедадзе, и другие. Но долгие годы, вплоть до середины 60-х гг. XX столетия, психологические исследования в нашей стране были ориентированы на изучение процессов

РОССИЙСКАЯ

ГОСУДАРСТВЕННАЯ

БИБЛИОТЕКА

познания, поэтому в учебниках и программах отсутствовала глава, посвященная мотивации. Проблемы исследования мотивационной сферы личности все еще представляются актуальными.

Большой интерес к проблеме мотивов был проявлен в исследованиях отечественных психологов в середине 70-х гг. XX столетия. В преобладающем большинстве исследований мотив рассматривается как побудитель и регулятор жизнедеятельности. В содержании понятия, несмотря на однородность подхода, исследователи выделяют некоторые качественные особенности определения мотива.

Мотив (от лат. movere - приводить в движение, толкать) - по мнению Е.П. Ильина, обобщенно можно представить, во-первых как побуждения к деятельности, связанные с удовлетворением потребностей субъекта; совокупность внешних или внутренних условий, вызывающих активность субъекта и определяющих ее направленность; во-вторых - как побуждающий и определяющий выбор направленности деятельности на предмет, ради которого она осуществляется; в третьих - как осознаваемая причина, лежащая в основе выбора действий и поступков личности [80].

Мотив с точки зрения B.C. Мерлина - это психологическая причина, определяющая целенаправленные действия человека. Мотив - это переживание, осознание потребности. Нужда не является мотивом, но это осознание того, в чем нуждается человек, чего ему не хватает. Эмоции не являются мотивами. Стимул также не мотив, с его точки зрения - это палка. Таким образом, по его мнению, мотив характеризует какое-либо узкое, частное, изменчивое отношение человека к определенным предметам и явлениям внешнего мира [120].

А.В. Петровский в понятие «мотив» включает: 1) побуждение к действию; 2) предмет, ради которого осуществляется действие; 3) причину, лежащую в основе выбора действия и поступка личности. Он определяет, что мотивы - это связанные с удовлетворением определенных потребностей побуждения к деятельности [136].

42 Р.С. Немов под мотивом понимает то, что принадлежит самому человеку, субъекту поведения, является его личностным свойством и изнутри побуждает человека к выполнению определенных действий [126].

С позиции психоаналитической традиции, под мотивацией понимают совокупность побуждений, вызывающих активность личности и определяющих ее направленность [76, с. 200]. Иначе говоря, это все, что заставляет нас переживать и действовать. Это все, что чаще всего называется желаниями. Существование человека можно представить как непрерывный поток желаний. Желания есть всегда. Они проявляются уже у новорожденного, жадно требующего тепло и материнскую грудь. Желания-мотивы можно сравнить со своеобразными психическими сосудами, которые даны нам от рождения. Они не выносят пустоты и требуют постоянного наполнения. Чем будут заполнены эти формы -зависит от особенностей человека и его жизненного опыта. Каждый человек придает своим желаниям уникальное содержание. Например, один индивид более ярко, чем другие, переживает потребность в еде, другой - в любви, третий - в доминировании. При этом каждый из нас находится под влиянием не одного, а множества желаний. Однако наше сознание дискретно — одномоментно. Это значит, что в конкретный момент времени или жизни мы осознаем преимущественно какое-то одно желание, хотя в действительности их гораздо больше.

Мотивация выступает как побудитель действия, деятельности, поступка, заинтересованность в понимании личности. В основе побудителей деятельности наряду с потребностями, биологическим удовлетворением, выделяются и социально-психологические особенности: интересы, жизненные цели, ценности и планы, эмоции, задачи, желания, свойства личности и качества личности.

Мотивация как направленность личности на удовлетворение потребностей включает материальные мотивы, побуждающие человека к деятельности на создание предметов домашнего обихода; социальные мотивы - признания и уважения; функциональные мотивы; духовные

43 мотивы, связанные с самосовершенствованием человека; актуальные и потенциальные мотивы; мотивы роста или метапотребности; мотивы безопасности и другие.

В исследованиях B.C. Мерлина [120] представлена типология мотивов на основе различных критериев социального поведения, общения, деятельности, отношений, социальных ролей и так далее. Предложенная полимотивированность имеет ценность в широте взглядов и охвате различных сторон человеческого мира. Достоинством в исследовании мотивов B.C. Мерлина является его взгляд на полимотивированность развития детей различных возрастов.

Развитие личности в онтогенезе определяется полимотивированностью. Индивид, совершающий приспособительное поведение, отражает мир и тем самым приобретает устойчивые личностные образования.

А.А. Файзулаев [186] выделяет этапы формирования мотива: 1. Этап осознания побуждения (чтобы не было слепого поиска). 2. Этап принятия решения мотива - переход в личностный мотив. 3. Этап реализации мотива (невозможность реализации мотива вызывает фрустрацию). 4. Этап повторения ведет к преобразованию в черту характера, в постоянную побудительную потенцию. 5. Этап актуализации побуждения, заложенный в чертах характера. С него начинается цикл формирования мотивационных образований.

Р.С. Немов выделяет следующие виды мотивов: органические мотивы, направленные на удовлетворение естественных потребностей, организацию условий, которые способствуют удовлетворению потребностей; материальные мотивы, побуждающие человека к деятельности на создание предметов домашнего обихода; социальные мотивы - признание и уважение; функциональные мотивы; духовные мотивы, связанные с самосовершенствованием человека [125].

3. Фрейд различал понятия: влечения, потребности, желания, и применял каждое из них в разное время в разных значениях. А. Маслоу, напротив,

44 подчеркивал, что данные термины являются синонимами и выделяются только в целях научного анализа мотивации. Тем не менее, во многих языках существуют различные слова с различным значением для отражения отдельных мотивационных феноменов. В результате исследования, проведенного Е.В. Змановской, с целью выявления и раскрытия наиболее часто употребляемых терминов, обозначающих различные формы мотивов, был получен следующий перечень: инстинкт, влечение, потребность, установка, мотив поведения, желание, фантазия, цель, склонность и другие [76, с.206].

Самой первой и главной особенностью мотивов является то, что они различаются по степени осознанности. Исходя из позиций психоанализа мотивы разделяются на три группы: 1) частично или полностью осознаваемые мотивы; 2) обычно не осознаваемые, но при определенных условиях могущие стать таковыми (например, в процессе психотерапевтического осознания); 3) бессознательные - полностью вытесненные в область бессознательного. Проникновение последних в сферу сознания затруднено или невозможно, можно судить о них только по косвенным проявлениям.

Осознаваемые мотивы чаще обозначаются как желания, ценности, убеждения и интересы: уважение, признание, свобода и другие. Некоторые потребности приобретают характер устойчивых стереотипных представлений [113]. Обычно они не осознаются и в скрытом виде определяют поведение людей. Так формируются социальные стереотипы - наиболее общие и жесткие шаблонные представления людей о том, что хорошо и что плохо. Социальные стереотипы наряду с индивидуальными установками и привычками относятся к частично осознаваемым мотивам. Большинство стереотипов отрицается или скрывается людьми [25].

Напротив, бессознательные мотивы полностью не осознаются и проявляются в повседневной жизни, по мнению 3. Фрейда, только в косвенной форме - в оговорках, сновидениях, ошибочных действиях, болезненных симптомах, а также в стойко повторяющемся, трудно объяснимом, с точки зрения обстоятельств, «немотивируемом» поведении [190].

45
3. Фрейд [191] считал, что многие социально-психологические
феномены можно понять в контексте двух первичных инстинктов:
сексуального и агрессивного. Он считал, что у каждого человека имеется
определенное органическое количество энергии, питающей

психологическую активность; цель любой формы поведения индивидуума состоит в уменьшении напряжения, вызываемого неприятным для него скоплением этой энергии. Ключом к пониманию его теории инстинктов и ее выражения в выборе объектов является понятие смещенной активности. Согласно этой концепции, высвобождение энергии и ослабление напряжения происходит благодаря смене поведенческой активности. Смещенная активность имеет место тогда, когда по каким-то причинам выбор нужного объекта для удовлетворения инстинкта невозможен.

Впоследствии идеи 3. Фрейда были разработаны его учениками К. Юнгом и А. Адлером. Они создали собственные направления мотивации личности, ввели новые постулаты и понятия.

К. Юнг [212] ввел понятие о «коллективном бессознательном» - это не индивидуально приобретенные черты, а дар далеких предков, заложенный генетически. Этот дар можно нащупать с помощью потаенных психических структур, которые К. Юнг назвал архетипами. Архетип - это формы и образы, которые встречаются как составные элементы мифов, в то же время они являются продуктами индивидуального бессознательного происхождения. Архетипы передаются не только посредством традиций и миграций, но также с помощью наследственности.

А. Адлер [5], модифицируя исходную доктрину психоанализа, выделил в качестве развития личности чувство неполноценности, порождаемое, в частности, телесными дефектами. Для А. Адлера важно знать не причину действий человека (по 3. Фрейду), а конечную цель его устремлений -«бессознательный жизненный план», при помощи которого он старается преодолеть напряжение жизни и свою неуверенность. Индивид из-за несовершенства человеческой природы испытывает чувство

46 неполноценности или малоценности, стремясь преодолеть это чувство. С целью утвердиться актуализирует свои творческие потенции. Эту актуализацию А. Адлер назвал компенсацией или сверхкомпенсацией - это особая социальная форма реакции на чувства неполноценности. В «комплексе неполноценности» А. Адлер видит источник неврозов. Он различал три вида появления комплекса неполноценности: неполноценность органов, чрезмерная опека и отвержение со стороны родителей.

Е.В. Змановская [76] в основе второй классификации скрытых мотивов обращает внимание на различную способность людей воспринимать и тестировать реальность. В данном случае речь идет не об интеллекте, а имеется в виду индивидуальная склонность человека либо к объективной оценке окружающих событий, либо к проекции на окружающий мир своих фантазий. Автор размещает всех людей на шкале: «фантазийность - реалистичность» и отмечает, что существуют три большие группы индивидов с выраженными различиями в степени реалистичности. «Реалисты» - личности с доминирующей установкой на требования окружающей среды»; «сомневающиеся» - люди с выраженным конфликтом между задачами реальности и собственными бессознательными фантазиями (например, невротики, химически зависимые люди, делинквентные личности); «фантасмагористы» - индивиды, оказавшиеся во власти бессознательных фантазий вплоть до полного отрыва от реальности (например, при аутизме, психозе, паранойе или в состоянии наркотического опьянения) [76].

В качестве третьего основания для классификации скрытой мотивации, Е.В. Змановская выбирает временную перспективу. Исходя из этого, выделяют мотивы-прошлого, когда фиксация на прошлых травматических переживаниях, безусловно, определяет личностные особенности человека и его актуальное состояние, актуальные мотивы, фрустрация которых пример важного мотивирующего влияния и мотивы-будущего, когда мечты и цели, устремленные в будущее, определяют тип личности. В данном контексте можно выделить три группы людей с доминированием той или иной

47 временной установки: фиксированные на прошлых событиях, переживающие настоящее и устремленные в будущее.

Таким образом, попытки классифицировать и даже перечислить все мотивы человеческого поведения пока еще не привели к успеху. Признавая особую сложность данного вопроса, А. Маслоу категорически заявлял о невозможности составить список влечений. В то же время психология оперирует несколькими десятками названий и разновидностей мотивов.

В содержании мотивов особой темой является проблема факторов мотивации. Под психологическим фактором понимается содержательный элемент мотивационной сферы личности, обозначающий причину, движущую силу процесса, явления (в нашем случает это эмпатия) определяя его характер или отдельные черты. При этом, выделяют фиксированные факторы и случайные факторы.

Р.И. Цветкова на основании исследований выделяет так же блоки факторов мотивации:

блок гуманных отношений к человеку - сознательное позитивное отношение к людям, уважение человека;

потребностный блок - напряжение динамической силы. Условие достижения адаптации;

блок общения - установление и развитие контактов между людьми;

блок аналитической деятельности - стремление к анализу от чувственно-наглядного до структурно-логического;

эмоционально-волевой блок - качество динамики эмоций и чувств;

блок самосознания - образ себя, отношение и обращенность к себе, познание себя и поиск смысла жизни [201].

Исходя из такого понимания психологических факторов, следует, что эмпатия может выступать фактором мотивации как фактор гуманных отношений к человеку, потребности достижения адаптации в обществе, мотивации общения, взаимодействия с другими людьми, выстраивание образа себя и даже поиска смысла жизни.

48 Л.И. Божович [27] отмечает, что в основе мотивов лежат предметы внешнего мира, идеи, чувства и переживания, словом, все то, в чем нашла воплощение потребность.

Актуальное желание переживается как неприятное напряжение. А в соответствии с принципом гомеостаза - человек стремится избавиться от напряжения и вернуться в состояние покоя. Напряжение опасно и неприятно, мы пытаемся освободиться от него и начинаем действовать. В случае фрустрации -препятствия на пути удовлетворения - желание усиливается до ощущения страдания, вплоть до травматического, искажающего нормальный ход развития личности. Счастлив тот человек, чьи «мотивационные сосуды» с детства наполнялись позитивными желаниями, приносящими пользу ему и окружающим. Это - стремление к игре, заботе о своем теле, творчеству, общению. В том же случае, если ребенку не повезло и к подростковому возрасту у него не закрепилась привычка к «безобидным удовольствиям», с большой вероятностью он станет наполнять свои мотивационные сосуды нежелательным содержанием [76].

А. Адлер пришел к выводу о том, что стремление к превосходству является фундаментальным законом человеческой жизни (и, похоже, выглядит как фактор мотивации личности). Он был убежден в том, что стремление к превосходству является врожденным и что мы никогда от него не освободимся, потому что это стремление и есть сама жизнь. Это чувство надо воспитывать и развивать, если мы хотим реализовать свой человеческий потенциал. А. Адлер полагал, что этот процесс начинается на пятом году жизни, когда формируется жизненная цель как фокус нашего стремления к превосходству, затем эта жизненная цель становится источником мотивации, силой, организующей нашу жизнь и придающей ей смысл [5].

В соответствии с теорией А. Маслоу, основой мотивации человека является организация базовых потребностей в форме иерархии их значимости. Главный динамический принцип, приводящий в движение данную структуру -свойственное здоровому человеку возникновение менее насущных

49 потребностей после удовлетворения более приоритетных. Удовлетворение любой базовой потребности является шагом к здоровью. Напротив, фрустрация базовых потребностей вызывает невроз и патологию. А. Маслоу подчеркивает, что фрустрация базовых потребностей, особенно в раннем детстве, может приводить к их невротическому искажению. Образно выражаясь, человек, не получивший чего-то в детстве, может гнаться за этим всю последующую жизнь. Тревога становится ведущей характеристикой такой личности [116]. Такое понимание мотивов поведения человека является во многом базовым для дальнейшего исследования проблемы мотивов овладения профессиональными психологически знаниями.

Г. Оллпорт [131] в своих исследованиях несколько раз обращается к проблеме мотивации. Его интересуют проблемы мотивации личности, направления мотивационной теории. Анализируя психологические теории мотивации М. Дьюи и М. Даугалла, он приходит к выводам, что мотивы гораздо более многочисленны, чем инстинкты, а в связи с этим многочисленны импульсивные формы активности, помноженные на разнообразные последствия.

Э. Фромм [192], представитель гуманистического направления в психологии, вносит вклад в решение проблемы мотивационно-потребностной сферы личности. Он считает, что люди нуждаются в том, чтобы обладать властью над своей жизнью и иметь право выбора, но им также необходимо чувствовать себя объединенными и связанными с другими людьми.

К. Хорни [197] в своих исследованиях доказывает, что главным в развитии ребенка является потребность в безопасности, которая выглядит как мотивационный фактор. Основополагающий мотив - быть любимым, желанным и защищенным от опасности, враждебного мира. Она считала, что в удовлетворении потребности в безопасности ребенок полностью зависит от своих родителей. Если он не ощущает себя в безопасности, у него развивается враждебность по отношению к родителям, и эта враждебность, в

50 конце концов, трансформировавшись в базальную тревогу, будет направляться на каждого. Базальная тревога у ребенка, по ее мнению, ведет к формированию невроза у взрослого.

Таким образом, многие исследователи глубинной мотивации личности опираются на скрытые, неосознаваемые мотивы (3. Фрейд, А. Адлер, К. Юнг, А. Маслоу, К. Хорни и другие). По данным современного исследователя мотивации Е.В. Змановской [76], скрытые мотивы можно классифицировать по различным основаниям. Так, в соответствии с первой классификацией в основе поведения людей лежат две базовые тенденции: стремление к удовольствию и стремление избежать неприятности. Психологические исследования показывают, что в этом отношении всех людей можно разделить на две большие группы: преимущественно стремящиеся к удовольствиям (исполнению желаний) и преимущественно избегающие наказания (неудачи). Очевидно, что как поведение, так и личностные особенности представителей двух групп будут существенно различаться. Люди, ориентированные на активное удовлетворение своих потребностей, с большей вероятностью будут проявлять активность, раскованность, настойчивость, лидерские тенденции или манипуляторские склонности, склонность к риску. Личности, избегающие наказания, напротив, будут тратить существенно больше энергии на предотвращение нежелательных для них ситуаций, хотя и с меньшими приобретениями для себя. Им в большей степени будут присущи такие качества, как осторожность, нерешительность, неуверенность, самокритичность, предусмотрительность. Этих людей, в свою очередь, можно сравнить с «убегающими от своих желаний» [76, с. 206].

Основными, содержательными характеристиками мотивационной активности личности с позиции современных исследователей А.К. Марковой, А.Н. Леонтьева, B.C. Мерлина, В.К. Вилюнаса, В.Г. Асеева, Б.И. Додонова, X. Хекхаузена являются:

- раскрытие ее через деятельность, при этом учитывается не только возрастание положительного и отрицательного отношения к деятельности, а

5!

усложнение структуры мотивационных компонентов: побуждений, отношений, установок;

как осознание объективных закономерностей, понимание значений смысла для себя через уровень притязаний, самооценку, самосознания "Я", как актуальное и потенциальное;

определение в ее структуре силы и содержания мотива, в связи с чем изменение силы мотива деятельности требует изменения силы мотива;

определения мотивации как вида психической регуляции жизнедеятельности, внутренней, активной самостоятельности, активно-действенного отношения человека к действительности;

- включение в характер мотивации личности удовлетворенности от
процесса деятельности, проявление разумных действий, возникновения и
реализации задач деятельности, избежание санкций, контроля деятельности;

- представление мотивации как устойчивых личностных диспозиций, т.е.
индивидуальных специфических мотивов.

Мотивационная активность личности способствует овладению знаниями, позволяющими грамотно осуществлять психосоциальную деятельность; осмыслению основных подходов и концепций психосоциальной работы, описывающих разные методические и содержательные подходы к ее организации и осуществлению.

Мотивационная активность проявляется в выработке навыков и умений мышления и поведения личности, помогает в выработке навыков практической работы [203J.

Познать природу мотива как устойчивого личностного образования, определяющего мотивационную сферу личности, возможно наиболее успешно при глубоком понимании его внутренней структуры.

Глубоко исследует в психологии мотивы B.C. Мерлин [120]. Он не только дает свое понятие мотива, определяет условия его возникновения и виды мотивов, но и определяет их место в профессиональном становлении,

52 определяет их функции. В понятие мотив он вкладывает следующее содержание. Мотивы деятельности он представляет как активное, эмоциональное отношение человека к предметам и явлениям. Чтобы изменить мотивы деятельности, по его мнению, надо изменить ситуацию. К основным видам мотивов исследователь относит: мотивы социального поведения; мотивы общения; мотивы игры - «казаться» (чувства, намерения); продуктивные мотивы, деятельности, учебные, трудовые, общественные; мотивы ограничения (запрета, поощрения, наказания, собственной силы); выразительные мотивы, в зависимости от выполняемой роли в деятельности.

Из созданных завершенных концепций мотивации можно назвать теорию деятельного происхождения мотивационной сферы человека А.Н. Леонтьева [109]. Согласно его концепции, мотивационная сфера человека имеет свои источники в практической деятельности. Поведению в целом, например, соответствуют потребности человека, система деятельности, складывающаяся из разнообразия мотивов, множества действий, набора целей. Таким образом, между структурой деятельности и строением мотивационной сферы человека существуют отношения взаимного соответствия. Он считает, что мотив употребляется не для обозначения переживания потребности, а как обозначающий то объективное, в чем эта потребность конкретизируется в данных условиях и на что направлена деятельность. Но объект не обладает побудительной энергией деятельности, сам по себе не побуждает деятельность и, в конечном итоге, не является конечной причиной поведения. Он лишь отражает готовность человека к действию или поступку.

Мотив рассматривается как побудитель к действию, поступку деятельности. Но побудителями к деятельности, наряду с потребностями, удовлетворением их как биологическим, так и социальным способом являются интересы, цели, эмоции, задачи, желания и, следовательно, свойства и качества личности.

Мотивы как осознанные причины и побудители деятельности не выступают у человека обособленно, а сопровождаются целями, чувствами и другими свойствами личности, приобретающими устойчивый характер.

По ведущим мотивам определяется вид деятельности. Особые виды мотивов выделяют в своем исследовании В.И. Ковалев и В.Н. Дружинин [89], к которым они относят актуальные и потенциальные мотивы. Актуальные мотивы фактически побуждают поведение и деятельность. Потенциальные мотивы - это такие мотивы, которые сформировались у личности, но которые не проявляются в деятельности. Не проявляются они потому, что человек в данный момент этой деятельностью (мотивы, которые у него сформированы) не занимается; он или готовится к будущей деятельности, или переключился на другую деятельность. Мотивационная сфера личности определяется деятельностью. Для того чтобы деятельность стала компонентом развития и саморазвития личности, важно не только глубоко понимать характер ее содержания, но и постоянно совершенствовать мотивационную сторону личности. Глубокое познание и понимание мотивационной сферы может обеспечить успех, направить активность личности в нужное русло.

Р. Френкин описывает разнообразие мотивов так, что одни мотивы, побуждая деятельность, вместе с тем придают ей личностный смысл; эти мотивы называются смыслообразующими. Другие, сосуществующие с ними и выполняющие роль побудительных факторов (положительных или отрицательных) - порой остро эмоциональных, аффективных, - лишены смыслообразующей функции; условно их называют мотивами-стимулами [122].

Мотивы различаются по своему объекту. В связи с этим говорят о трех видах мотивов: мотивы-объекты, связанные с материальными условиями и предметами (пища, одежда, дом, природа); мотивы-отношения, вытекающие из взаимоотношений с людьми (любовь, забота, дружба, власть) и мотивы-символы, порождаемые культурно выработанными знаками и образами

54 (признание, деньги, слава, статус, религия) [76, с, 207]. Перечисленные мотивы побуждают к действиям и вызывают различные переживания, человек испытывает положительные эмоции в случае реализации мотива и негативные чувства, в случае фрустрации (сексуальная депривация вызывает тревогу и злость; «...фрустрация потребности в самосохранении - страх и агрессию; объектный («любовный») дефицит вызывает депрессию и агрессию; нарциссические травмы порождают стыд и ярость; фрустрация потребности в эталонности - чувство вины, самобичевание и депрессию» [76, с. 208].

В психологической науке мотивы профессиональной деятельности - те внутренние побуждения, определяющие направленность активности человека в профессиональном поведении в целом и ориентации человека на разные стороны самой профессиональной деятельности (на содержание, процесс, результат и др.) или на факторы, лежащие вне профессиональной деятельности (заработок, льготы и др.) [29].

Мотивы выбора профессии являются основанием для выбора той или иной профессии. В качестве мотивов могут выступать профессиональные интересы, жизненные предпочтения, материальные и духовные ценности.

А.Н. Леонтьев так определяет мотив, как предмет деятельности, этот мотив и есть ее действительный мотив. Разумеется, он может быть как вещественным, так и идеальным, как данным в восприятии, таки существующим только в воображении, мысли. Главное, что за ним всегда стоит та или иная потребность [109].

С вышеобозначенных позиций сознательными мотивами выбора профессии психолог выступают: социальная значимость; материальное благополучие; статус и уважение в обществе; престижность профессии и потребность государства в специалистах; забота о психическом благополучии себя и своей семье; помощи людям, сочувствие, соучастие и другие.

Среди иррациональных (скрытых) мотивов, ведущих к данному профессиональному выбору, Е.В. Змановская, выделяет такие: 1. Стратегия спасителя как бессознательная установка на спасение кого-либо в ущерб

55 собственным интересам, по большому счету направляемая стремлением к самонаказанию, причиной чего может служить нарушение ранних объектных отношений. 2. Вторая неосознаваемая стратегия - стратегия самоизлечения как страстное стремление стать здоровее, сильнее, умнее, ее можно реализовать с помощью профессии, как желание справиться со своими комплексами и стать более совершенным приобщившись к соответствующей сфере деятельности: психологической деятельности, медицине, спорту, науке. Очевидно, что перечисленные желания будут следствием доминирования нарциссических переживаний. 3. Неосознаваемое стремление к власти и доминированию, когда психолог действуют в ситуации беспомощности человека, ожидающего от специалиста если не волшебства, то достаточной силы и компетентности, психологическая деятельность с большой вероятностью будет давать такому специалисту ощущение триумфа от своей власти и всемогущества. 4. Стратегия - сексуализация, связана с тем, что, деятельность психолога предполагает достаточно близкие психологические отношения, включающие самораскрытие и «обнажение». Естественно, что сексуальные переживания в такой ситуации возникают с обеих сторон чаще, чем во многих других профессиях. Таким образом, индивиды, фиксированные на сексуальных ощущениях, а также личности с подавленной сексуальностью, имеют больше шансов обратиться к данным профессиям. 5. Бессознательная стратегия - «контроль событий», основана на том, что, как правило, психолог управляет ситуаций единовластно, по своему усмотрению и «в том случае, если детство человека было наполнено неопределенностью и хаосом, например, вследствие семейных проблем или нарушения личности родителей, возможность всецело контролировать события будет также притягивать специалиста». [76, с. 208-209].

Таким образом, мотив можно представить как внешнюю и внутреннюю активность человека, выступающую регулятором жизнедеятельности: через побуждение к деятельности и определенному поведению, через удовлетворение потребности, через чувства и переживания (Рис. 1)

МОТИВ

Внешняя и внутренняя активность человека

Регулятор жизнедеятельности

Чувства, переживания

Побудитель к

деятельности и

поведению

Удовлетворение потребностей

Рис. 1. Структура мотивов личности Мотивация личности представляется как совокупность мотивов, побудительных действий, направляющих личность на удовлетворение потребности и отражается в социально-психологических интересах, целях и задачах жизнедеятельности (Рис.2)

мотивация

Совокупность побудительных действий

Направленность личности на удовлетворение потребности

Социально-психологические интересы

Рис. 2. Структура мотивации личности Принимая во внимание понимание мотива и мотивации в психологии, определение психологических факторов мотивации, очевидно, что эмпатия

57 может оказывать влияние на мотивацию личности: эмпатию можно назвать мотивирующим фактором развития, придающую качество мотивам, мотивации как совокупности потребностей и желаний. С позиции расположения мотивов, взаимосвязанных с эмпатией, в психике нами выделяются внешние мотивы (лежащие на верхних — сознательных слоях психики) - «престижность профессии, а психолог должен быть эмпатийным», «необходимость быть эмпатийным, для успешности взаимодействия с другими», «возможность управления поведением других людей через проявление эмпатии». Выделяются внутренние мотивы (лежащие в более глубоких слоях психики - предсознательных и бессознательных) - «мотив власти, доминирования над другими людьми посредством оказания им помощи», «наслаждение от переживания другими чувства «обязанности», благодарности, «долженствования», «компенсация собственной неполноценности», «потребность быть принятым, значимым, нужным, любимым», «мотив всемогущества и стремление к превосходству над другими людьми».

Глубокое исследование мотивов дает возможность взглянуть на феномен эмпатии, который включает факторы скрытой мотивации, управляющие поведением человека во взаимосвязи с личностными особенностями, временной перспективой, неудовлетворенными в раннем детстве потребностями, как те, которые человек будет стремиться удовлетворять всю жизнь, на основе чего будет делать профессиональный, личностный выбор. Такое понимание влияния эмпатии на мотивацию личности является основополагающим в построении гипотезы о взаимосвязи личностной характеристики - эмпатии, мотивов социального поведения (овладения профессиональными психологическими знаниями) и сформированных на этой основе коммуникативных составляющих личности.

Соответственно, в зависимости от выделенных факторов мотивации эмпатия является одним из ее компонентов и определяет предрасположенность и успешность личности во взаимоотношениях с

58 другими людьми и в профессиональной деятельности. Прослеживается взаимосвязь развития эмпатии в онтогенезе человека и развитием мотивации в становлении личности.

1.4 Эмпатия и эмпатнческий профиль личности в профессиональном становлении

Рассматривая подробно феномен - эмпатию, эволюцию его развития, видно, что существует широкий диапазон его проявлений. На одном полюсе этого континуума находится позиция субъективного включения психолога в мир чувств пациента. Важно не только знание человеком эмоционального состояния другого, но и в определенной степени переживание его чувств. Такую эмпатию, основанную на механизмах идентификации и проекции, называют аффективной или эмоциональной эмпатией. Другой полюс занимает позиция более отвлеченного, объективного понимания переживаний другого без значительного эмоционального вовлечения. Если в основе развития эмпатии лежат интеллектуальные процессы, то она определяется как когнитивная эмпатия. При использовании предсказаний эмоциональных реакций проявления относятся к предикативной эмпатии.

Можно ли сказать, что эмпатия лежит только в области сознания (как социально-нравственное качество, которое полностью осознается и легко воспитывается человеком) или ее место только в бессознательном (врожденные -реакции подражания, или приобретенные в раннем детстве).

В силу неоднозначности взглядов на понятие, происхождение и значимость эмпатии, важно рассмотреть этот феномен с точки зрения обобщенного знания о мотивации личности. Так, эмпатия, выступая в качестве фактора мотивации личности, берет начало от врожденной реакции подражания (как необходимого условия выживания и развития), развивается в раннем детстве в отношениях с матерью или другим значимыми

59 взрослыми. Проявления этой реакции и принятия ее обществом (значимыми взрослыми) формирует эмпатический профиль личности. Профиль (от итал. -profile) - очертание, совокупность или типичные черты, характеризующие личность, профессию, специальность, звено [147]. Таким образом, под эмпатическим профилем личности понимается устойчивое личностное образование, характеризующееся сочетанием эмпатии (ее видов и составляющих), эмпатико-мотивационной составляющий (мотивы, связанные с эмпатией), и коммуникативно-деятельностной составляющей (реализация эмпатического поведения во взаимоотношениях с другими людьми).

Эмпатический профиль личности приобретает в процессе жизни социально-значимую окраску в виде коммуникативной составляющей эмпатии, проявления чувств эмпатии (сочувствия, сопереживания), присоединения, терпимости по отношению к другим, альтруистического поведения и так далее. Соответственно эмпатический профиль личности, имея одно основание (реакция подражания), развивается и формируется у каждого индивида по своему сценарию (в зависимости от проживания раннего детства, отношений, складывающихся между ребенком и значимыми взрослыми, средовую ситуацию развития и т.д.).

Исходя из такого понимания феномена эмпатии, как фактора мотивации, служащего основанием эмпатического профиля личности, можно понять, что существует определенная предрасположенность личности к профессиональной деятельности в сфере «человек-человек». Такое понимание необходимо не только для осуществления профессионального отбора (что является общепринятой европейской нормой), но так же в возможности влиять на профессиональное становление личности в процессе обучения (развивая те или иные составляющие эмпатического профиля личности).

Интересен и важен вопрос о реализации различных составляющих эмпатического профиля во взаимодействии с другими людьми, и тем более в профессиональной деятельности. Так, например, высокий уровень эмпатии

60 может не проявляться в реальном взаимодействии с другими людьми, нарушая тем самым и общение (коммуникативную, эмоциональную и другие стороны) и влиять на мотивационную составляющую личности. Влияние это может быть достаточно сильным и разнонаправленным, если человек сочувствует и сопереживает, но не умеет выразить своих чувств, не присоединяется, не взаимодействует активно, его могут принимать за нечувствительного, холодного, не принимать в значимой группе. Таким образом срабатывают защитные механизмы психики, влияя на формирование мотивации, познание себя с целью улучшения функционирования в обществе (быть понятым и принятым), либо стремление добиться высокого социального статуса и власти с целью «доказать всем» (быть значимым), уметь влиять на людей, управлять ими, с целью доказать «я есть» и «я есть личность».

Теоретическое изучение эмпатического профиля личности дает возможность классифицировать эмпатический профиль личности на основании мотивационного источника ее происхождения.

  1. Внешний эмпатический профиль - это сознательное поведение человека в виде сочувствия и сопереживания, подстройки к другим людям, следуя пониманию необходимости проявления эмпатии в общении (если человек эмпатичен с другими людьми, к нему тоже хорошо относятся). В данном случае на сознательный уровень выносится явное понимание содержания эмпатии (осознание себя и других, адекватное реагирование на события и явления жизни) и понимание способности влиять на взаимоотношения с другими людьми.

  2. Внутренний эмпатический профиль определяется, когда человек представляет собой относительно успешного в общении индивида, к которому часто обращаются в общении за помощью, высказывая жалобы, недовольства, делятся переживаниями, он является хорошим слушателем и внимательным собеседником. Впрочем, это может тяготить самого индивида, но он никогда не откажется от такого общения, более того, оно ему

необходимо (как раскрытие себя, самореализация, самоутверждение, которые внешне не проявляются, но бессознательно удовлетворяются), ведь только тогда он чувствует себя нужным, значимым, важным, «существующим» в этом мире.

3. Компенсаторный эмпатический профиль - это такой уровень
проявления эмпатических способностей, который проявляется в сочувствии,
сопереживании, способности присоединения за счет стремления к
компенсации, преодолению неполноценности или несостоятельности
индивида в общении (скованности, робости, страха перед другим,
заниженной самооценки, неуверенности в себе), как бессознательное
стремление к достижению успешности взаимодействия личности с другими
людьми.

4. Дезинтеграционный эмпатический профиль выражается в том, что
проявление эмпатии в таком случае тотально: то есть, эмпатируя, индивид
становится на место другого, как будто становясь им в полной мере
(приобретает его качества, вчувствуется в его жизнь, эмоции, переживания) -
такой индивид постоянно кому-то эмпатирует, то есть «становится кем-то» и
никогда не бывает самим собой (он просто не знает «кто он» и что это
значит - «быть собой»). Такой человек очень сильно переживает проблемы,
неприятности, сложности в жизни людей вокруг себя, тех, к кому он
проявляет эмпатические чувства. Вместе с тем, активно вмешивается и
проявляет попытки решить проблему другого человека. Эго такого индивида
как бы путешествует в поисках своей идентичности из одного объекта
эмпатии в другой, на время становясь то одним, то другим, при этом, не
сохраняя своей личности и сущности.

Данное содержание эмпатии противоположно содержанию эмпатии человека, обретающего психологические знания затем, что быстать психологом и оказывать психологическую помощь другим людям. Противоположность такой позиции заключается в том, что, эмпатируя, психолог рефлексирует свои мысли, чувства, переживания, «переносные» и

62 «контрпереносные» реакции, становясь на место другого, он понимает границы, отделяет себя и клиента, где его чувства, переживания, жизнь. Если этого не случается, то происходит смешивание, «слияние», нагромождение проблем, чувств, эмоций в процессе консультирования. В результате этого: нарушаются границы и клиента, и консультирования, проблемы клиента принимаются как свои собственные, избирая свои собственные решения и пути, что естественно сказывается на процессе консультирования либо активным «сопротивлением» клиента, либо уходом от психолога и психологии в целом, и начинает осуществлять поиск других непсихологических способов решения своей проблемы.

  1. Ложный эмпатический профиль основан на реакции «приспособления», такой индивид чувствует себя должным быть эмпатийным для того, чтобы его любили, понимали, ценили в обществе. В его поведении наблюдаются эмпатические тенденции, но наряду с этим не всегда искренне и адекватно проявляется сочувствие и сопереживание (тогда говорят - «я сочувствую, но по-своему»). В социальных взаимоотношениях проявляется неадекватная самооценка, имитация, видимость дела и успеха, «Я» человека носит «закрытый» характер (во взаимодействии с другими людьми всегда принимается позиция другого, своя точка зрения, мнение, позиция никогда не раскрывается - только так он чувствует себя в безопасности). Глубинное понимание своего поведения выглядит как необходимость сочувствовать, вопреки другим и часто противоположным чувствам - соответственно, такой индивид, как правило, испытывает злость, обиду и раздражение, которые не выносятся во внешний мир и «гримируются» (хотя не всегда удачно) под сочувствие, сопереживание. Окружающие достаточно часто отказываются от помощи, поддержки, сочувствия таких людей, расценивая поведение как неискреннее, ложное. Вместе с тем, они часто ждут (требуют) благодарности в ответ на эмпатическую поддержку или помощь.

  2. Дефицитарный эмпатический профиль характеризуется слабой и очень слабой выраженностью эмпатических тенденций. Формируется также в

63 раннем детском возрасте в ответ на недополучение эмоционального отклика, теплого, заботливого отношения к ребенку со стороны значимых взрослых, это может быть механистическое, безэмоциональное воспитание на уровне обеспечения кормления, быта и гигиены. Таким образом, в раннем детстве отсутствует опыт эмпатического общения, отношения, что приводит к тому, что такой человек очень редко испытывает сочувствие, сопереживание, не может присоединяться и идентифицироваться с другим, он скорее жесток, импульсивен и замкнут. В поведении наблюдается жесткость, даже жестокость, агрессия, трудности установления контакта и взаимопонимания, переживание одиночества, отстраненности. Проявление защитных механизмов может достигать появления отклонений в поведении.

7. Истинный эмпатический профиль проявляется в естественной, спонтанной реакции человека на переживания другого (человека, животное, героя художественного произведения), возникающая в различных жизненных ситуациях, сочувствуя и сопереживая, понимая не только в «ситуации горя», но и в моменты радости. В данном случае эмпатия является естественным желанием, потребностью, мотивом оказывать психологическую помощь и поддержку другим людям. Такой человек обладает высокой рефлексивностью (осознанием себя), развитой эмоциональностью (эмоциональная чувствительность, гибкость), развитой эмпатией (сочувствие, сопереживание, понимание другого). В данном случае тесно переплетаются личностные качества (подготовленные к развитию и развитые в детском возрасте) с природным глубинным даром (высокой чувствительностью к своему внутреннему миру и другого человека).

Такие типы эмпатического профиля, как ложный, дезинтеграционный формируются, вероятно, когда различия в проявлении эмоций и чувств ребенка и значимых взрослых не совпадают (на улыбку матери ребенок отворачивается или его улыбка не вызывает ответной реакции матери). Причем, такие факты «несоответствия» негативно или агрессивно оцениваются матерью или другими значимыми взрослыми (продолжительная

64 обида матери, сопровождающаяся отказом взаимодействия с ребенком, отвержением или наказанием). Так формируется тип отношения индивида к себе и другому («Я должен давать то, что хотят другие, тогда я буду соответствовать, буду «принят»), такой человек не знает, чего он «истинно» хочет (плакать или смеяться, гневаться или радоваться, что правильно, и что делать «нестрашно»). Удобнее просто отражать эмоции других, теперь только ориентация на других будет служить «эмпатическим ответом» и будет определять состояние индивида. Такой индивид очень амбивалентен, полярности эмоций могут быть сведены в очень близкие состояния (сложно различить радостен этот человек или грустен, доволен или недоволен, его мимика однообразно проста, так он приспосабливается всегда соответствовать состоянию другого или быстро «менять эмоции» в случае смены партнера по общению). Также полярности эмоций могут быть разведены очень широко: бурные, яркие проявления различных эмоций, с одновременно очень резкой и неожиданной их сменой.

Такие типы эмпатического профиля, как внешний и внутренний, могут формироваться так же на фоне не принятия значимыми взрослыми в раннем детстве, в период формирования «Я-идентичности», не соответствующего их ожиданиям поведения ребенка, оценивая его как «плохого, непослушного, плаксивого». В данном случае ребенка принимали только тогда, когда он «добрый и хороший» - такой стиль родительского влияния, воспитания наиболее часто встречается в современных семьях.

Рассматривая проблему эмпатии как фактора мотивации личности в процессе становления студентов и учитывая выделенные типы эмпатического профиля, можно сделать вывод, что наиболее желательным у человека овладевающего профессией психолога является «истинный эмпатический профиль».

Такие типы, как внешний, внутренний и компенсаторный, также не являются противопоказанием к психологической практике, но требуют к себе особого внимания по дополнению и совершенствованию навыков эмпатии, а

65 также пониманию человеком своей мотивационной структуры и учета ее в социальной и профессиональной сферах жизнедеятельности. Необходимо специальное сопровождение становления данного человека в профессиональной деятельности в сфере «человек-человек» (индивидуальное личностное консультирование, тренинги, направленные на выравнивание в личностной структуре отношения, сформированного в раннем детстве -«плохой-хороший»).

Другие типы эмпатического профиля, такие как дезинтеграционный, дефицитарный, ложный, по нашему мнению, являются сложными эмпатическими личностными образованиями, и могут являться, в некотором смысле, противопоказанием к профессиональной психологической деятельности. В то же время могут выступать сильным мотивом получения психологических знаний такими людьми. Так как в первом случае (эмпатия дезинтеграционная) сам человек и окружающие люди могут представлять его человеком очень эмпатичным, альтруистичным, стремящимся помогать другим людям в их проблемах. Но не замечать обратной, глубинной стороны его действий, которые могут носить для другой личности, которую он выбрал объектом своей сверхэмпатии, разрушающий, дезинтеграционный характер, увлекшись «псевдопомощью», хотя на самом деле помощь оказывается себе самому.

Во втором случае (ложный эмпатический профиль) мотивом получения психологических знаний может выступать то сформированное в раннем детстве долженствование быть эмпатичным. Только так возможно добиться той первичной необходимости, нужды быть оцененным, нужным, любимым, но не искренность сочувствия, а, напротив, обида, раздражение и агрессия, кроящиеся за необходимостью эмпатировать, могут стать большим препятствием успешности взаимодействия с другими людьми и оказание помощи. Более того, здесь существует опасность нанесения вреда как клиенту, так и саму себе (опасность эмоционального выгорания).

В третьем случае (дефицитарный эмпатический профиль) не достаточный уровень коммуникативных умений, не развитая эмпатия, импульсивность и жесткость могут явиться мотивом получения психологических знаний с целью улучшения адаптации, научения управлять своими эмоциями, функционирования в обществе. Потребность познания психологии другого дает возможность влиять на взаимоотношения, при достаточно развитом уровне рефлексии, но вряд ли могут служить основанием для профессиональной психологической деятельности в связи с тотальным дефицитом эмпатических способностей.

На основе теоретического исследования приходим к предположению, что эмпатический профиль личности включает в себя большое число разнообразных составляющих, взаимосвязанных между собой эмпатической направленностью. Такой взгляд на проблему эмпатии позволяет увидеть различные ее стороны, формирующие это личностное образование, составляющие, эмпатико-мотивационную направленность личности и то, как она выражается на коммуникативном уровне, уровне взаимодействия с другими людьми.

Исходя из вышесказанного, эмпатический профиль личности объединяет совокупность таких составляющих, как:

1. Эмпатия:

социальная;

поликоммуникативная, включающая эмпатию

эмпатия и способность к принятию и сензитивнось к отвержению;

эмпатические способности, проявляющиеся в каналах эмпатии: рациональном, эмоциональном, интуитивном, установки, способствующие эмпатии, проникающая способность эмпатии, идентификация в эмпатии.

2. Мотивы личности, связанные с эмпатией по различным основаниям
(эмпатико-мотивационная составляющая):

мотивационная структура личности, включающая в себя направленность на жизнеобеспечение, комфорт, социальный статус, общение, общая активность, творческая активность, социальная полезность;

социально-психологические установки личности в мотивационно-потребностной сфере: альтруизм - эгоизм;

мотив власти. 3. Коммуникация личности связанная с эмпатией, проявляющаяся в деятельности (коммуникативно-деятельностная):

- коммуникативная установка;

терпимость в отношениях с людьми;

рефлексивность.

В своем онтогенетическом развитии эмпатический профиль личности выглядит как постепенно развивающееся личностное образование, в котором можно выделить уровни;

1 уровень - собственно эмпатический уровень (формирование эмпатии,
начиная с реакции подражания, ранних детских отношений с матерью и
другими значимыми взрослыми).

2 уровень - эмпатико-мотивационный уровень (формирование на
основе предыдущего этапа мотивационнои составляющей эмпатического
профиля (основы альтруистического поведения)

3 уровень - коммуникативно-деятельностный (выстраивание
отношений в социуме, адаптация, принятие культуры и нравственности,
принятие терпимости, выработка коммуникативных установок, становление
рефлексии и самооценки (Рис.3).

Коммуни кати вно-деятелыюстный уровень

Эмпатико-мотивационный уровень

f-

Собственно эмпатический уровень

Подростковый и юношеский возраст (10 и далее)

Ранний детский - и детский возраст (3-9 лет)

Младенчество -ранний детский возраст (0-3 года)

Рис.3. Уровни развития эмпатического профиля личности Некоторые авторы (В.Н. Корпорулина, А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский,), разбираясь с определением понятия эмпатии в словарях и справочниках по психологии, указывают на то, что эмпатия возрастает с ростом жизненного опыта человека [145], [147], [91]. Эмпатия в данном случае, вероятно, понимается как характеристика личности, приобретаемая человеком в своем личностном становлении, приобщаясь к культуре, то есть, считают ее только «внешним», «культурным», «нравственным» образованием.

С другой стороны, существуют данные (Г.М. Коджаспирова, Ю.А. Коджаспиров) о том, что эмпатию трудно воспитать, но так же трудно и разрушить. Вместе с тем Б.Д. Карвасарский отмечает, что многие авторы считают эмпатию генетически детерминированным свойством, усиленным или ослабленным жизненным опытом индивида [83]. Такое понимание феномена близко к нашему пониманию эмпатии, как базового, глубинного личностного образования, формирующегося в раннем детском возрасте. Данные которые приводит Р. Фрэнкин [122] свидетельствуют, что дети, с которыми плохо обращались, обнаруживают меньше эмпатии в отличие от своих сверстников, и что нехватка эмпатии у родителей долгое время негативно влияет на социально-эмоциональное развитие последних. Этот недостаток эмпатии и скудное эмоциональное развитие могут объяснить существование такого явления, как цикл насилия. Г. Зальцштейн сообщает,

69 что если родители имеют теплые взаимоотношения со своими детьми и обращают их внимание на то, как последствия их поведения сказываются на благополучии других, такие дети с большей вероятностью будут хорошо относиться к другим людям, чем при отсутствии этих условий [149]. Таким образом, на развитие эмпатии личности влияет жизненный опыт, и это влияние может быть разнополезным и разнонаправленным. Важно, что специально организованные воздействия позволяют развивать эмпатические способности личности. Р. Фрэнкин приводит предположение о том, что тренинг, направленный на выработку эмпатии у родителей и детей, хорошо бы использовать в качестве одного из способов, помогающих разорвать «цикл насилия» (передающиеся слаборазвитые эмпатические способности от родителей к детям) [122]. Б.Д. Карвасарский утверждает, что «различные тренинговые методы повышают эмпатическую способность психотерапевта, умение более эффективно применять ее в общении с пациентом» [83, с. 697].

Таким образом, при рассмотрении эмпатии, с точки зрения эмпатического профиля личности, обе стороны верны, просто речь идет о различных уровнях: в первом случае об эмпатико-мотивационном и коммуникативно-деятельностном, а во втором - о собственно эмпатическом.

Представленные уровни эмпатического профиля личности не имеют жестких, ригидных границ и «графика правильного прохождения». Каждый человек проходит эти уровни, в итоге формируется индивидуальный эмпатический профиль, который хотя и состоит из определенного «универсального набора» составляющих (эмпатии и различных ее проявлений, эмпатико-мотивационной, коммуникативно-деятельностной), но каждая из них приобретает в личности своеобразную выраженность. Здесь выделяются две составляющих выраженности: количественная (высокий или низкий уровень развитости), и качественная (с какими другими составляющими в личности она сочетается, гармонизирует, какими компенсируется и так далее).

Существуют смешанные эмпатические профили, полностью не подходящие ни к одному из типов, они содержат в себе части нескольких типов, что является естественным условием попытки систематизировать, типологизировать такое многогранное понятие, как личность.

Исходя из разработанности в психологической науке и практике методов, способов и приемов влияния на личность, специально организованными воздействиями, влияющими на эмпатический профиль личности, могут являться психологический тренинг (коммуникативный, личностный и другие), влияющие на третий уровень эмпатического профиля. Возможность и эффективность влияния на более ранние образования личности (на первый и, в большей степени, второй уровни эмпатического профиля) предполагает индивидуальное консультирование или психотерапевтические встречи (психоаналитической, экзистенциальной направленности, гештальттерапия) (Рис. 4)

Коммуникативно-деятельностный уровень

Эмпатико-мотивационный уровень

Собственно эмпатический уровень

Профессиональный

психологический

тренинг

Индивидуальное

консультирование

(психоаналитическое,

экзистенциональное,

гештальт)

Рис. 4. Возможные воздействия на уровни эмпатического профиля Вышеобозначенные воздействия способны влиять на эмпатический профиль личности, тем самым совершенствовать эмпатические способности, мотивы поведения и взаимоотношения с другими людьми, то есть повышать психологическую культуру личности, а тем самым и профессиональную компетентность и эффективность.

71 Таким образом, специально организованные психологические воздействия особенно необходимы в профессиональной подготовке психологов, а так же специалистов смежных профессий, сферы «человек-человек»: медицинских и социальных работников, социальных педагогов, учителей, преподавателей, работников детских дошкольных учреждений, реабилитологов и других, что объясняется актуальностью исследования.

Выводы по первой главе

  1. На основе теоретического исследования выявлена многогранность и глубинность понимания эмпатии в истории философско-психологической науки. Показана большая значимость и роль эмпатии в профессиональном становлении личности. На основании многочисленных данных выдвинуто понятие эмпатии, которое формулируется как образование личности, определяющее формирование установок, мотивов, направленности поведения человека во взаимоотношениях с другими людьми и в профессиональной деятельности. Эмпатия формируется в раннем детском возрасте во взаимоотношениях со значимыми взрослыми и развивается в результате разнополезного и разнонаправленного влияния жизненного опыта.

  2. Уточнено понятие мотива, как внешнего и внутреннего образования личности, и факторов мотивации, когда мотив рассматривается как побудитель к действию, поступку деятельности. Побудителями к деятельности, наряду с потребностями, являются интересы, цели, эмоции, задачи, желания, свойства и качества, в том числе и эмпатия, которые, в свою очередь, могут быть осознанными и неосознаваемыми и с разной силой влиять на развитие личности.

3. На основании изучения эмпатии, взаимосвязей с различными
личностными составляющими (мотивами, альтруистическими
коммуникативными установками, рефлексией и т.д.), выделены понятие,
уровни и содержательная характеристика эмпатического профиля личности.

72 Под эмпатическим профилем личности понимается - устойчивое системное, личностное образование, сочетающее в себе эмпатию, как мотивирующий фактор становления личности, проявляющуюся в установках, направленности и мотивах эмпатического поведения во взаимоотношениях с другими людьми. Эмпатический профиль личности включает три составляющих: эмпатическую, эмпатико-мотивационную и коммуникативно-деятельностную и является детерминантои компетентности личности в социальном взаимодействии и профессиональной деятельности.

  1. Выделены факторы мотивации, оказывающие в свою очередь влияние на формирование, содержательную характеристику и типы эмпатического профиля, среди которых: причино-порождающие, смысл ообразующие, глубинные, гуманных отношений, эмоционально-волевые, саморегулирующие.

  2. Выделены онтогенетические личностные основания эмпатических профилей личности, в качестве которых выступает эмпатия как потребность - ранняя реакция подражания, как основа эмпатии, которая качественно формируется в зависимости от ранних детских взаимоотношений с матерью и значимыми взрослыми. Продолжается развитие в детстве, когда эмпатия начинает выступать фактором мотивации личности (альтруистическое эмпатическое поведение), и в последующем устойчиво проявляется во взаимоотношениях с другими людьми.

6. Рассмотрены возможности различных профессиональных
психологических воздействий с целью влияния на развитие и
совершенствование уровней эмпатического профиля на пути личностного и
профессионального становления человека.

Результаты теоретического анализа, представленные в первой главе, требуют экспериментального изучения, что нашло отражение в последующих главах диссертации.

Подобные работы
Сергиенко Александр Сергеевич
Психологические факторы становления личности в техногенном пространстве жизнедеятельности
Богдан Светлана Ивановна
Психологические факторы становления ценностных ориентаций личности : на примере студенческой молодежи Казахстана
Кривцова Анна Сергеевна
Становление личности психолога в системе многоуровневого высшего профессионального образования
Устина Юлия Николаевна
Особенности честолюбия как этической характеристики в период становления личности
Успенская Оксана Александровна
Влияние музыкального воздействия на становление идентичности личности
Гунгер Наталья Николаевна
Психологические средства становления идентичности личности в период нормативного кризиса взрослости
Колмогорова Наталья Степановна
Коммуникативная компетентность как условие и следствие становления направленности личности
Милькина Елена Викторовна
Становление качеств личности менеджера в процессе профессиональной подготовки
Ковалев Сергей Эдуардович
Психологические механизмы становления рефлексивных возможностей личности в мыслительной деятельности
Амаатов Максим Игоревич
Становление толерантного сознания личности в процессе совместной деятельности : На примере КВН-движения

© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net