Электронная библиотека Веда
Цели библиотеки
Скачать бесплатно
Доставка литературы
Доставка диссертаций
Размещение литературы
Контактные данные
Я ищу:
Библиотечный каталог российских и украинских диссертаций

Вы находитесь:
Диссертационные работы России
Психологические науки
Социальная психология; психология социальной работы

Диссертационная работа:

Бучек Альбина Александровна. Психологические закономерности функционирования этнического самосознания в полиэтничной среде: автореферат дис. ... доктора психологических наук: 19.00.05 / Бучек Альбина Александровна;[Место защиты: Санкт-Петербургском государственном университете].- Санкт-Петербург, 2012.- 42 с.

смотреть введение
Введение к работе:

Актуальность исследования проблемы этнического самосознания обусловлена целым комплексом обстоятельств, лежащих в различных плоскостях современного многокультурно представленного человеческого сообщества в контексте процесса всемирной глобализации.

Во-первых, проблема этнического в личности созвучна проблемам современного бытия человека, науки, культуры, общества - бытия динамичного, изменчивого, ориентированного на постоянные новации, с его знаковостью, функциональностью, технологичностью, но как никогда аппелирующего к человеческому фактору, экзистенциальным ценностям, глубинным проявлениям личности, задающим целостную картину восприятия мира.

Во-вторых, необходимость обсуждения проблемы этнического самосознания обусловлена принципиально новой ролью этнической образующей в процессе социальной эволюции, связанной с глобальными изменениями, произошедшими в мире, глубоким цивилизационным и мировоззренческим кризисом эпохи, а также усиливающейся неустойчивостью многих сфер современного мирового сообщества.

В-третьих, научный интерес к проблеме этнического самосознания в условиях этнического многообразия вызван активным развитием системы отношений взаимодействия в мире, открывающей новые границы общения, изменяющей картину мира человека в целом, процессы идентификации и самоидентификации и прежде всего этнического самоопределения. Характер реальных межэтнических взаимоотношений в ситуации четко осознаваемой полиэтничности социума диктует новый уровень осознания этнического прошлого, настоящего и будущего своего этноса, а активно осуществляемые интегративные процессы в современном пространстве существования этносов вызывают необходимость поиска иных форм организации и функционирования компонентов этнического самосознания.

В-четвертых, научный интерес к изучению проблемы этнического самосознания в поликультурной среде связан с тенденцией интеграции различных областей научного знания. Диссертация написана на стыке психологии личности, социальной психологии, этнологии и культурологии. Приоритетный в настоящее время принцип междисциплинарности, выбранный в качестве методологического подхода, позволяет синтезировать научные направления и теоретические подходы разных отраслей психологии (психологии личности, социальной психологии, этнопсихологии), а также различных научных дисциплин (этнологии, культурологии, культурной антропологии), всесторонне учитывать накопленный опыт исследований, что делает изучение феномена этнического самосознания более масштабным и фундаментальным, а понимание психологического аспекта этнического фактора в жизни человека более глубоким.

В-пятых, сложившаяся в современной психологии система структурирования этнического самосознания уже не может эффективно выполнять основную функцию - способствовать формированию более четкой и индивидуализированной идентичности через принадлежность к этнической группе, поскольку сам этнос, прежде всего, как психологическая общность, в современном поликультурном пространстве значительно расширил свои очертания. Интенсивные социальные изменения, в том числе в сфере этнических процессов, отражаются в плоскости психологических состояний и переживаний человека. Установленное деление мира на этнические культуры размывается в мировом обществе, этот процесс в первую очередь затрагивает саму личность: ее ценности, потребности, самосознание, модели поведения. Личность все больше приобретает возможность реализации своих этнических представлений, которые являются результатом ее индивидуального опыта, включающего не пассивное усвоение некоторых норм и требований определенного этноса, а творческое преобразование внутри личности. Другими словами, личность должна найти способы и механизмы, которые позволят ей не просто однажды решить для себя вопрос этнической принадлежности, а осознанно подходить к реализации этнической идентичности в соответствии со своими потребностями, целями, интересами и смыслами, задаваемые средой в каждодневной практике взаимодействия с другими и миром.

Таким образом, возникает проблема функционирования этнического самосознания личности на разных этапах жизненного пути, в разных этнокультурных средах. Проблема исследования заключается в новом теоретическом осмыслении и эмпирическом изучении этнического самосознания личности и психологических закономерностях его функционирования в пространстве полиэтничного мира, обеспечивающих преобразование этнических норм, образцов и моделей поведения в индивидуализированный опыт личности в пространстве этнического бытия.

Полиэтничность современного мира, являясь усложняющим и мотивирующим гносеологическим фактором разработки темы, делает обоснованным и актуальным выделение этнического самосознания в качестве объекта психологического исследования, рассматриваемом в широком междисциплинарном контексте, с учетом кризисного состояния традиционной методологии психологической науки.

Степень разработанности проблемы и теоретическая база исследования.

Проблема этнического самосознания, постоянно актуальная в ее постановке и разработке, в разных исторических ситуациях получала неодинаковые акценты в различных областях научного знания: философии, социологии, психологии, культурологии, истории, этнографии, антропологии (А.Г. Агаев, Э.Г. Александренков, Ю.В. Бромлей, А.Х. Гаджиев, Л.М. Дробижева, В.И. Козлов, И.С. Кон, М.В. Крюков, П.И. Кушнер, В.В Мавродин, А.А. Налчаджян, Б.Ф. Поршнев, П.М.Рогачев, М.А. Свердлин, С.А. Токарев, Н.Н. Чебоксаров, К.В. Чистов, Г.Н. Шелепов, СМ. Широкогоров и др.). Особенно активно разработка основных идей о структуре, функциях, этапах формирования этнического самосознания осуществлялась во второй половине XX столетия, где понятие «этническое самосознание» раскрылось одновременно и целостным, интегративным, и неоднородным, многомерным психологическим феноменом, который рассматривался в качестве структурного компонента личности, оказывающего влияние на ее представление о себе, иерархию ценностей, стиль поведения и образ жизни (А.Г. Александров, Г.М. Андреева, Е.П. Белинская, А.О. Бороноев, Б.А. Вяткин, З.М. Гаджимурадова, Т.Ц. Дугарова, А.А. Иванова, И.С. Кон, Л.Д. Кузмицкайте, Н.М. Лебедева, В.П. Левкович, B.C. Мухина, В.Н. Павленко, Н.Г. Панкова, В.Ф. Петренко, Ю.П. Платонов, Т.А. Ратанова, О.Л. Романова, М.А. Снежкова, Г.У. Солдатова, Т.Г. Стефаненко, O.K. Степанова, А.Н. Татарко, Т.А. Титова, Ж.В. Топоркова, И.З. Хабибулина, В.Ю. Хотинец, П.Н. Шихирев, Н.А. Шмелев, А.А. Шогенов и др.).

Многочисленные исследования, проводимые учеными разных поколений психологической науки, показали многомерность этнического самосознания, в котором сосуществуют, дополняя друг друга, различные социальные и личностные представления, порожденные разными структурными характеристиками данного феномена. Целостность этой системы представлений, являющаяся важнейшим условием ее существования, учеными не подвергается сомнению. Однако вопрос о том, что же лежит в основе этой целостности и позволяет сохранять возможность собственной актуализации в многокультурном пространстве, где этнические значения объектов мира все более размываются, остается открытым. В связи с этим встает вопрос о смысловой нагрузке феномена этнического на понятийном уровне при выделении в его характеристике структурно-содержательной, функциональной и процессуально-формирующей сущности как отражения особой формы культурно-исторического процесса. При этом необходимо помнить, что сущность функциональной нагрузки самого феномена этнического самосознания как формы осознания себя представителем определенной этнической группы сохраняется, но меняются характеристики его функционального действия. Структурно-содержательные характеристики этнического самосознания также активно меняются. Кроме того, представляется, что в современном обществе совершенно новый смысл приобретает процесс формирования этнического самосознания личности.

Теоретический анализ показывает, что в результате этнического самоопределения происходит поиск и определение личностью своего места и роли в мире, что, таким образом, упорядочивает не только внешнюю реальность, но и субъективную реальность личности. В исследованиях доказывается, что этническое самосознание представляет собой компонент индивидуального сознания и самосознания, связывающий человека с социальной реальностью и позволяющий определить свое место в ней (J. Phinney, L. Alipuria, 1990, W.E. Cross, 1971, Ю.В. Ставропольский, 2003); является глобальной ценностной ориентацией, пронизывающей все звенья самосознания личности (B.C. Мухина, 1988); является таким же устойчивым и обязательным компонентом самосознания личности, как и отнесение себя к определенному полу (О.Н. Сусликова, 2006); выступает важной составляющая персонального мифа личности (Э.И. Мещерякова, 2001), человеческого «Я» (Г.Л. Тульчинский, 2002); удовлетворяет потребность личности в позитивной Я-концепции (А.Н. Соловьева, 2009); обеспечивает благополучную адаптацию в среде членов этнокультурной группы (J. Phinney, М.Е. Bernal, G.P. Knidth, 1993); оказывает влияние на реализацию порождающей функции образа мира личности (В.П. Серкин, 2005).

В ходе исследований было установлено, что этническое самосознание способствует общей концептуализации мира (И.Е. Фадеева, 2008); ориентации в окружающем мире (Е.П. Белинская,

Т.Г. Стефаненко,2000); упорядочиванию субъективной реальности личности как компонента внешней реальности (СВ. Лурье, 1997); защите личности и сохранению ее благополучия и психического здоровья (W.E. Cross, 1971, З.В. Сикевич, 1999, Е.П. Белинская, Т.Г. Стефаненко, 2000, Ю.В., А.К. Петрова, 2010); регуляции межличностного и межгруппового общения, социального поведения (З.В. Сикевич, 1999), обеспечению самоконтроля во всех сферах общественной жизни (А.Х. Гаджиев, 1982); осознанию индивидом себя как носителя особой культуры и члена особой социальной группы, наделенного уникальными этническими особенностями (В.П. Левкович, Н.Г. Панкова, 2003, А.Н. Соловьева, 2009); ориентации в поликультурном мире (Г.У. Солдатова, 1998, А.К. Петрова, 2010).

Эмпирические исследования, посвященные изучению этнического самосознания позволяют признать, что негативная этническая идентификация, определяемая ядром этнического самосознания, является причиной низкого самоуважения (J.S. РЫппеу, 1990); негативных самоустановок, личностных конфликтов, ощущения небезопасности (I. Pushkin, Т. Veness, 1973); отсутствия гибкости в процессах социального взаимодействия (A. Royce, 1982); ощущения приниженности, неадекватности и гиперсензитивности личности (J. Helms, 1990); снижения толерантности по отношению к членам аутгрупп (Н.М. Лебедева, А.Н. Татарко, 2002); понижения тенденции к самоактуализации, низкой самооценки, высокой тревожности, низкого уровня личностной автономности и зрелости межличностных отношений (Ю.В. Ставропольский, 2010), увеличения проявлений девиантного поведения (А.А. Велик, 2009).

При изучении проблем влияния этнических факторов на личность в центре внимания исследователей в последнее время все чаще оказываются понятия более широкие, чем «этнос» или «культура». Речь идет о категориях высокого уровня абстрагирования - «этносреда», «этносфера современного Социума», «трансэтнические функциональные системы» (С.К. Бондарева, 2009). Поиск и использование учеными данных понятий объясняется резким изменением условий функционирования этнической образующей и характера ее представленности в принципиально новом социальном пространстве. Среди основных характеристик такого социального пространства, как правило, выделяют интерактивность, динамичность, изменчивость, поливариантность.

Многочисленные этнологические, психологические и культурологические исследования предоставляют возможность осознания того, что современная этническая среда в настоящее время представляет собой многокультурное образование, где «этнокультурные» символы и артефакты, трансформированные в «продукты потребления», свободно пересекают национальные границы, испытывая на себе влияние многообразия типов структур и значений «этнических различий» и, в свою очередь, оказывая влияние на формирование такого многообразия» (А.Н. Соловьева, 2009). Для описания широкого диапазона социальных и культурных феноменов, включающих в себя смешение двух и более культур, используются разнообразные термины: «гибридность» (J. Hutnyk), этнокультурная «мозаичность» (В.А Тишков), «мультикультурализм» (Дж. Берри), «глобалитет» (И.В. Кондаков), «мультикультуральность» (К. Леггеви), «многокультурие» и «транскультура» (М. Эпштейн), «полиэтничность» (С.К. Бондырева, Е.Б. Весна, Э.В. Сайко и др.) и «полиэтничная среда» (С.Д. Гуриева, Н.В. Мольденгауэр).

Понимание воздействия ситуации полиэтничности на личность фиксирует неоднозначную оценку исследовательских позиций. С одной стороны, высказываются мнения, что полиэтничная среда представляет большую возможность взаимодействия с представителями других этнических общностей, дает индивиду больше возможностей для приобретения знаний об особенностях своей и других этнических групп, формирует и развивает этническую осведомленность и навыки межкультурного взаимодействия. При этом подчеркивается, что опыт межэтнического взаимодействия обуславливает интерес и к собственной этничности, что способствует более раннему формированию этнической идентичности в целом (С.Д. Гуриева, 2008). Таким образом, человек приобретает все более осмысленную действительность, наполняет ее новыми смыслами и символами, обретает все более богатую (в смысле разнообразную) идентичность.

С другой стороны, считается, что сама жизнь в полиэтничном пространстве даже в благоприятных ее проявлениях приводит к межгрупповой напряженности в широком смысле слова. Напряженность может выражаться не только в форме конфликтных действий, но и в скрытой, тлеющей форме, когда общение с представителями других культур воспринимается как источник конфликтов (Н.М. Лебедева, О.В. Лунева, Т.Г. Стефаненко, 2004).

Сталкиваясь с многомерностью и разнообразием культурного окружения, с различными культурно-специфическими взглядами на мир, где правила и нормы разных культур наслаиваются

и усваиваются одновременно, человек может получить опыт разрушения, утраты своей исконной этнической идентичности и созидания, конструирования новой, более подходящей в сложившихся условиях.

Методологическую основу анализа современных этнических аспектов конструирования представлений личности о себе как члене социокультурной общности составляют работы Г.М. Андреевой, А.Г. Асмолова, Дж. Брунера, П. Бергера, Л.С. Выготского, В.П. Зинченко, В.В. Знакова, Дж. Келли, Т. Лукмана, М. Лумана, Дж. Мида, В.Ф. Петренко, Ж. Пиаже, А. Шутца и др.

В контексте современных глобализационных трансформаций этнокультурное пространство часто рассматривается как система символов-медиаторов, символизирующих «вечный праздник различий», игру, участвуя в которой индивид выполняет функцию самореализации (Т. Turner, 1993), приобретая возможность «стать иным, в этом иночестве уникальным и только в этой уникальности - востребованным» (Г.Л. Тульчинский, 2002). Этническое самосознание личности под влиянием процессов глобализации трансформируется из целостного компонента самосознания, естественным образом развивающегося в процессе личностной и социальной идентификации, в искусственно конструируемые, создающиеся в результате выбора личностью определенных моделей поведения и социальных образцов по собственному усмотрению, что делает процесс глобализации направляющим вектором развития, позволяющим увидеть, что «в области веры, ценностей и образа жизни существует широкая возможность выбора» (П. Бергер, 2004).

В последние годы интерес исследователей к анализу и оценке роли активности самой личности в процессе формирования этнического самосознания все увеличивается. Все чаще в психологических исследованиях внимание ученых сосредоточено на сознательности и ответственности личности в формировании собственной этнической идентичности, обусловленных осознанием «реальной полиэтничности мира» и необходимостью формирования в связи с этим «многополярного этнического сознания и самосознания» (Е.Б. Весна, 2004). Авторами предпринимаются попытки определения особенностей и вариантов проявлений таких психологических составляющих этнического самосознания, как этнические стереотипы, межэтнические установки, этнокультурные модели поведения (К.А. Петрова, И.В. Тихонова, В.Е. Кассихина и др.). Однако большинство работ в этой области носят частный прикладной характер и не позволяют выявить общепсихологические закономерности функционирования этнического самосознания личности в полиэтничном пространстве.

Таким образом, если в начале XXI века ученые констатировали необходимость «серьезных этнопсихологических, методологических, теоретических, экспериментальных и эмпирических» исследований «природы, сущности, структуры и уровней становления, механизмов проявления и функционирования, закономерностей развития, основных функций этнического самосознания» (В.Ю. Хотинец, 2000), то спустя десятилетие мы можем утверждать, что пришло время глобальной переоценки данного сложного психологического феномена в связи с всемирным процессом взаимопроникновения культур, стиранием обособленности народов и традиций отдельных этнических общностей, унификацией образа жизни людей в мире, наконец, с идеей формирования универсальной картины мира и планетарного мышления, остро и живо реагирующего на все, что происходит в мире. В этих условиях вызова глобальной цивилизации этническое самосознание, являясь, по словам ученых, одним из признаков, без которых не может существовать ни один человек, ни одна общность (Г.Н. Кригер, 2007), претерпевает серьезные трансформации, приобретает новые качества, по-иному функционирует во все еще огромном множестве культур, народов, религиозных миров, исторических традиций.

Интенсивные социально-экономические, политические, финансовые, информационные, экологические трансформации, характерные для современного мирового сообщества и являющиеся едиными для многих государств, приводят к активному распространению международных контактов и межэтнических коммуникаций, преобразованиям в системе межкультурного взаимодействия, наиболее заметным итогом которых считается создание глобального культурного пространства. Отмечаемое многими исследователями постепенное исчезновение национальных особенностей и традиций, порождение новых культурных гибридов, лишенных этнической и исторической индивидуальности и уникальности, вытеснение национальных этнических форм - далеко не полный перечень последствий сценария «культурной гомогенизации» общества (С.Н. Иконникова, 2008). В ряду следствий активного взаимодействия культур можно назвать и полиэтничность общества, которая является, как отмечается учеными,

неотъемлемой характеристикой практически всех государств, поскольку «в человеческой истории практически нет национально чистых (моноэтничных) государств» (Г.Л. Тульчинский, 2002).

Психологический анализ общества как полиэтничного исходит из представления о том, что многие люди в современном мире не принадлежат к одной этнической группе, а являются членами двух и более общностей, носителями нескольких культур, которые «замыкаются» друг на друга в самых различных комбинациях, находясь при этом в постоянной динамике. Полиэтничное общество есть тем самым общество социального разнообразия, причем разнообразия, как считают ученые, принципиально изменчивого. В результате взаимодействия в условиях полиэтничной среды человек сталкивается с многомерностью и разнообразием культурного окружения, с различными культурно-специфическими взглядами на мир, и перед ним возникают две узловые личностно-значимые проблемы: сохранение своей этнической идентичности и социализация в этой среде. Успешная социализация в таком мире должна быть ориентирована на открытие ребенку его сложности и предполагает формирование способности к самостоятельному выбору (вплоть до изменения идентичности), развития вариативности поведения в разных культурных средах, повышение уровня толерантности к «иным», непохожим культурам (Н.М. Лебедева, О.В. Лунева, Т.Г. Стефаненко, 2004). Очевидно, что в условиях полиэтничности появляется больше возможностей взаимодействия с представителями других этнических общностей, что дает человеку возможность приобретать знания об особенностях своей и других этнических групп, формирует и развивает навыки межкультурного взаимодействия. Таким образом, этнокультурное многообразие мира признается основополагающим фактором для развития не только исторического, политического, социального, но и личностного пространства человека.

Итак, полиэтничная среда, являясь своего рода способом существования, деятельности и общения людей различных наций и народностей, включает в себя непосредственное окружение личности и представляет собой единство существования человека и нации, материальных и духовных факторов жизнедеятельности представителей различных народов в определенном социальном пространстве и времени, в определенных конкретно-исторических и географических условиях (Н.В. Мольденгауэр). Особые условия полиэтничности наряду с большими возможностями для осуществления идентификационных процессов, могут способствовать возникновению напряженности, конфликтности в этнической группе, а также вызывать появление целого комплекса специфических психологических проблем личности, связанных с этнокультурной маргинальностью, трудностями в этническом самоопределении, нарушением в развитии этнического самосознания.

Вопрос о функционировании этнического самосознания личности в полиэтничном пространстве современного мира мы рассматриваем, исходя из следующих представлений современных исследователей: во-первых, из положения о том, что «в рамках именно этнической формы существования человек наиболее полно реализует свою биосоциокультурную природу» (Н.В. Исакова, 2008), во-вторых, основываясь на утверждении о том, что «без самосознания этнической группы просто не существует, поэтому именно «самосознание», а не этническое сознание следует рассматривать в качестве основной отличительной черты этнической группы» (З.В. Сикевич, 1999). Развитие реальности привело к признанию того, что ни один из признаков системы этнодифференцирующих символов и представлений этнической общности, за исключением этнического самосознания, не является уже маркером определенной этнокультурной группы: этническое самосознание признается своего рода последним рубежом сохранения этничности, поскольку в ходе исторического развития могут быть утеряны и язык, и общая территория, и даже культурные традиции, но пока сохраняется этническое самосознание, не тускнеет и образ «мы» (З.В. Сикевич, 1999). В настоящем времени, как и в прошлом, люди продолжают пользоваться древнейшей системой категоризации, основанной на принципе биполярности, в соответствии с ним «происходит категоризация этнических общностей, членами которых они себя воспринимают («Мы»), и тех, которые они не воспринимают своими («Они»)» (B.C. Мухина, Т.Ц. Дугарова, 2008). Таким образом, по отношению к личности в современных этнических группах можно сказать, что, несмотря на отсутствие или нивелирование явных этнических маркеров, внутреннее глубинное ощущение причастности к своему этносу остается и продолжает развиваться, находя для своего воплощения новые формы, прежде всего, в самосознании личности.

Существующие эмпирические исследования показали, что формирование этнического самосознания, а значит формирование у субъектов системы их этнических представлений и оценок, этнокультурных и этнопсихологических особенностей своего этноса, способствует

образованию на высших уровнях структуры личности новой системы этнопсихологических индивидуальных свойств, возникновению полиморфных связей между ними и другими разноуровневыми индивидуальными свойствами личности, формирование ее целостности при построении особенной интеграции всех ее подсистем, а, значит, и развитие индивидуальности. В процессе углубления этнокультурных и этнопсихологических сторон самосознания происходит формирование этносоциальной направленности личности: формируется значимое отношение к объектам этнического мира, выстраиваются конформные, синдикативные типы активного межличностного взаимодействия (В.Ю. Хотинец, 2000). Известно, что этнический смысл порождается в пространстве сознания и самосознания, поскольку для обретения смысла личность обращается непосредственно не к объектам этнического мира, а к их значениям, представлениям о них. Исходя из этого, мы предполагаем, что этнический смысл объектов мира в современной ситуации полиэтничности порождается на основе преобразования в сознании и самосознании, конструирования образа своей этнической общности и себя как ее представителя, что порождает новые смыслы существующей этнической реальности. Все эти обстоятельства приводят к возрастанию необходимости осмысления происходящих изменений в этническом самосознании личности в полиэтничном мире.

Целью нашего исследования явилось комплексное описание закономерностей функционирования этнического самосознания в полиэтничной среде, разработка концепции субъектного конструирования этнического самосознания личности.

Объектом нашего исследования явились респонденты разной этнической принадлежности (представители коренных народов Северо-Востока России - коряки, ительмены, чукчи, эвены, олюторцы, алеуты, лаураветлане; русские), представители различных социально-демографических групп.

Предмет исследования: психологические закономерности функционирования этнического самосознания в полиэтничной среде у представителей различных этнических групп, проживающих в России

Теоретический анализ проблемы позволил сформулировать гипотезу исследования о том, что этническое самосознание личности следует рассматривать как психологическое образование, обуславливающее процесс построения личностью системного отношения к миру и себе в мире в целостном контексте этнической жизнедеятельности человека, при этом мы исходили из следующих основных предположений:

  1. Для разработки психологии этнического самосознания в современной полиэтничной среде социума особое значение имеет субъектно-конструктивистский подход как направление, основанное на активности индивида или группы в преобразовании действительности, обеспечивающее построение собственного жизненного пути, адекватного задачам саморазвития и сохранения самобытности личности в своей этнической культуре.

  2. Поиск форм отличия людей одной этнической группы от другой в полиэтничной среде осуществляется на основе конструирования, представляющего собой создание субъективного образа себя как члена этнической группы, соотносимого с идеальным образом и релевантного определенной культурно-исторической, этносоциальной позиции группы в социуме и субъективному экзистенциальному опыту личности; в ходе конструирования реализуется построение личностью системного отношения к миру и себе в мире в целостном контексте этнической жизнедеятельности человека, которое может уточняться на протяжении всего жизненного пути личности.

  3. К важнейшим составляющим теоретической модели организации этнического самосознания личности относятся: содержательно-критериальные, структурные, функциональные, процессуально-формирующие, которые в совокупности составляют базу концептуальной модели реализации субъектно-конструктивистского подхода в функционировании этнического самосознания.

  4. Организация и функционирование этнического самосознания личности осуществляется на основе согласования его структурных компонентов: объективного этнического пространства, субъективного этнического пространства, идеального образа этнической группы. Чем больше мера приближения (соответствия) объективного и субъективного этнического пространства идеальному образу этнической группы, тем гармоничнее восприятие личностью своего мира и себя в мире.

  5. Рассогласование основообразующих структурных элементов этнического самосознания (объективного этнического пространства, субъективного этнического пространства,

идеального образа этнической группы) обусловливает возникновение вариантов его конструирования. 6. В современных конструируемых типах этнического самосознания личности (трансэтническом, этноцентрированном, этномоделируемом (собственно конструируемом) представлены важнейшие психологические особенности, отражающие их общее и специфичное.

В соответствии с целью, предметом и гипотезами исследования были сформулированы следующие теоретические и эмпирические задачи:

  1. Систематизировать теоретико-методологические подходы к пониманию феномена этнического в философии и социальной психологии.

  2. Проанализировать теоретические представления об этническом самосознании личности; установить общие закономерности анализа его структуры, содержания и функций.

  3. Определить сущностные характеристики понятия «этническое самосознание» как интегративного личностного качества.

  4. Исследовать закономерности структурной организации этнического самосознания, выявить и описать особенности формирования этнического самосознания личности.

  5. Выделить и описать типы этнического самосознания на основании взаимосвязи когнитивных, эмоциональных, поведенческих и коммуникативных характеристик этнического самоопределения личности в соответствии с позицией этнической группы относительно социума.

  6. Выявить специфику различных вариантов этнического самосознания личности в полиэтничной среде.

  7. Разработать теоретико-методологическое обоснование концепции субъектного конструирования этнического самосознания личности в полиэтничной среде.

  8. Обосновать важнейшие составляющие модели функционирования этнического самосознания личности в полиэтничной среде (теоретическая модель в авторском представлении).

  9. Рассмотреть представленность основных составляющих теоретической модели функционирования этнического самосознания личности в полиэтничной среде в трех этноконструируемых типах этнического самосознания (транснациональном, этноцентрированном, этномоделируемом) на примере представителей русского этносов и коренных малочисленных народов Северо-Востока России.

  10. Разработать научно-методическое обеспечение эмпирического исследования структуры, содержания и психологических механизмов функционирования этнического самосознания с позиций субъектного конструирования.

  11. Разработать концепцию систематичного психологического описания этнического самосознания в полиэтничной среде, опирающуюся на основные положения конструктивистского подхода к рассмотрению этнического, новую модель структуры этнического самосознания, психологических закономерностей функционирования этнического самосознания в полиэтничной среде в соответствии с полученными эмпирическими данными.

  12. Определить методологические и методические основы программы развития межкультурного взаимодействия как метода формирования этнического самосознания личности, описать возможности ее применения и эффективность в практической деятельности психолога.

Теоретико-методологической основой исследования послужили: культурно-исторический подход, рассматривающий проблемы культурно-исторической обусловленности сознания и самосознания личности (А.Г. Асмолов, Л.С. Выготский, А.В. Запорожец, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия);

представления об этнической вариативности личности, сформированное в рамках историко-эволюционного подхода, опирающегося на системную схему детерминации личности (К.А. Абульханова-Славская, Б.Г. Ананьев, Л.И. Анцыферова, А.А. Бодалев, А.А. Деркач, А.А. Леонтьев, Б.Ф. Ломов и др.);

концепции этнической идентичности (Е.П. Белинская, Т.Г. Стефаненко, В.А. Тишков, Ю. Хабермас, Э. Эриксон, A. Giddens, Н. Markus, Н. Marsh, J.M. Salazur, G.E. Simpson, H. Tajfel, J. Turner, J.M. Yinger, E. Wurf и др.);

концепции этнического самосознания (В.Ю. Бромлей, В.Ю. Хотинец, Б.Ф. Поршнев, И.С. Кон, D. Levinson, U. Schonpflug, Y.Y. Kim, А.К. Ojha, S.J. Schwartz и др.);

теоретические представления о комплексном изучении человека и об индивидуальности как конкретном воплощении психобиосоциальной целостности человека (Б.Г. Ананьев);

положения антропологического, субъектно-деятельностного, гуманистического и экзистенциального подходов, рассматривающих личность и человека вообще в качестве активного преобразователя собственной жизни и деятельности, ориентированного на самореализацию (К.А. Абульханова-Славская, Л.И. Анцыферова, А.Г. Асмолов, И.В. Абрамова, В.П. Бедерханова, Р. Берне, Ф. Барон, А.В. Брушлинский, К. Гольдштейн, В.В. Знаков, А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Фромм, В. Франкл, С.Л. Рубинштейн, М.Г. Ярошевский и др.);

- положения кросс-культурной психологии, предполагающей сравнение особенностей психики и
поведения людей различных культурных общностей (Ф. Боас, Р. Бенедикт, М. Мид, М. Коул, Р.Д.
Льюис, Г. Триандис, Г. Хофстед и др.);

- этнологический подход, транслирующий разнообразную трактовку понимания природы
этнической группы: социально-деятельностную (Ю.В. Бромлей, Э.С. Маркарян), биологическую
(Л.Н. Гумелев), социально-информационную (С.А. Арутюнов, А.А. Сусоколов, Н.Н. Чебоксаров),
экоадаптивную (В.П. Алексеев), социально-психологическую (Н.М. Лебедева, З.В. Сикевич, Г.У.
Солдатова, Т.Г. Стефаненко, Ю.П. Платонов), аксиологическую (О.А. Бороноев, П.И. Смирнов);

положения социальной и культурной антропологии, акцентирующие внимание на взаимодействии культуры и личности (Р. Бенедикт, Ф. Боас, А.Л. Крёбер, Б. Малиновский, Дж. Мёрдок, М. Мид, У. Риверс, А. Рэдклифф-Браун, Дж. Таусенд, Г. Триандис, Дж. Уайтинг, Э. Фромм, М. Херсковиц, Г. Хофстед и др.);

широкий круг философских, культурологических, исторических, этнологических, кросскультурных, психолого-педагогических исследований, анализирующих проблемы динамики этнических культур, этноса как объективной социальной общности в контексте динамических изменений, роли традиции как механизма, обеспечивающего устойчивость и обновление культуры, связи этноспецифического и универсального в жизни народов (С.А. Арутюнов, Ю.В. Бромлей, К. Бэр, Э. Геккель, Л.Н. Гумелев, Н.Я. Данилевский, Ж. Деверо, А.Ф. Лосев, СВ. Лурье, Э.С. Маркарян, Р. Мертон, Б. Морель, Э. Стоунквист, А.А. Сусоколов, В.А. Тишков, А. Тойнби, Э. Тоффлер и др.);

- фундаментальные идеи конструктивизма (Ж. Пиаже, Дж. Келли, Дж. Брунер, П. Бергер, Т.
Лукман, М. Луман, А. Шутц, Дж. Мид, Л.С. Выготский.), радикального конструктивизма (П.
Ватцлавик, Э. фон Глазерсфельд, У. Матурана, Ф. Варела, Н. Винер, Р. Эшби, Г. Бейтсон Г. Рот),
социального конструкционизма (Дж. Брунер, К. Герген, Дж. Поттер, Т. Сарбин, М. Уэзерелл, X.
фон Фёрстер Р. Харе, Г. Херманс, Дж. Шоттер), а также близкие к конструктивизму представления
о неклассическом и постнеклассическом типах рациональности B.C. Степина, идеи
неклассической эпистемологии В.А. Лекторского, социальной эпистемологии И.Т. Касавина и
труды сторонников конструктивизма среди психологов (В.П. Зинченко, Г.М. Андреева, С.Д.
Смирнов, А.Г. Асмолов, В.В. Знаков, В.Ф. Петренко и др.).

Для достижения поставленной цели, решения задач, проверки выдвинутой гипотезы нами использовался комплекс взаимосвязанных и дополняющих друг друга методов исследования: теоретический анализ психологической, социологической, культурологической, этнологической литературы по теме исследования, синтез теоретического и эмпирического материалов, обобщение; комплексная методика исследования этнического самосознания и личностного развития. В ходе исследования нами была разработана и апробирована программа эмпирического изучения этнического самосознания личности, реализация которой предполагала четыре этапа. На разных этапах работы и при решении отдельных задач, поставленных в исследовании, применялся широкий спектр конкретных методов сбора фактического материала и его обработки. В качестве конкретных психодиагностических методик использовались: методика Дж. Финни в оригинальном и модифицированном вариантах, модифицированные шкалы оценки межгрупповых отношений W.G. Stephan, C.W. Stephan, модифицированный вариант методики измерения этноцентризма М. Стадникова, методика «Типы этнической идентичности» Г.У. Солдатовой, шкала валентности этнокультурной идентичности Дж. Берри, опросник этнической идентичности О.Л. Романовой, тест установок личности на себя (self-attitudes test) М. Куна и Т. Макпартлэнда в оригинальном исполнении и в модификации З.В. Сикевич, методика «Этническая аффилиация» Г.У. Солдатовой, СВ. Рыжовой, методика исследования самоотношения В.В. Столина, СР. Пантилеева, шкала базовых убеждений Р. Янов-Бульман в адаптации О. Кравцовой, методика диагностики оценки

самоконтроля в общении М. Снайдера, методика диагностики неудовлетворенности социальными достижениями Л. И. Вассермана в модификации В.В. Бойко, тест смысложизненных ориентации (СЖО) Д. Крамбо, Л. Махолика в адаптации Д.А. Леонтьева, шкалы методики Т.В. Дембо - С.Я. Рубинштейн, методика Манастер-Корзини в переводе и адаптации Е.В. Сидоренко, семантический дифференциал «Степень семантической близости «Мой/Чужой народ» модификация Т.С. Барановой, опросник временной перспективы Ф. Зимбардо в адаптации А. Сырцовой и др., опросник межличностных отношений В. Шутца в адаптации А.А. Рукавишникова. В соответствии с задачами исследования также использовались методы интервьюирования (этнопсихологический опрос), анкетирование, беседа.

На первом этапе применялся метод наблюдения, а также интервьюирование респондентов с целью выявления субъективной отнесенности человека к ситуации ауто- или полиэтничной среды. Отнесение респондентов к выборке проводилось по сочетанию трёх показателей: 1) соответствие декларируемой респондентом этнической принадлежности доминирующему этносу; 2) соответствие используемого респондентом языка общения в социальной среде родному национальному языку; 3) соответствие языка, на котором респондент думает, языку общения в социальной среде. О принадлежности респондентов к выборке, находящейся в полиэтничной среде, свидетельствовало несовпадение хотя бы по одному показателю. Результатом первого этапа исследования стало разделение всех респондентов на группы в соответствии с отнесением к ситуации ауто- или полиэтничности среды.

На втором этапе для того, чтобы выявить, какие характеристики этнического самосознания свойственны для респондентов в ауто- и полиэтничной среде, с помощью специальных методов исследования были изучены показатели этнического самосознания в соответствии с выделенными компонентами его структуры.

На третьем этапе с помощью специальных процедур обработки данных, методов математической статистики, факторного, кластерного анализа были выделены и описаны варианты этнического самосознания личности и психологические закономерности его функционирования, обеспечивающие преобразование этнических норм, образцов и моделей поведения в индивидуализированный опыт личности и определяющие особенности осознания себя представителем этнической общности в различных средовых пространствах бытия личности.

На четвертом этапе с целью акцентировать личностные детерминанты актуализации определенного типа этнического самосознания применялся комплекс психодиагностических процедур для измерения социально-психологических характеристик личности, связанных с реализацией этнического самосознания.

Статистические расчеты выполнены с использованием стандартных пакетов прикладных программ универсальной обработки табличных данных Microsoft Excel ХР и пакета статистического анализа SPSS for Windows v. 13.0. При анализе данных использовались следующие методы математической статистики: при сравнении средних значений независимых выборок использовался Т-критерий и критерий Манна-Уитни (Mann-Whitney); распределения и частоты наступления событий сравнивались при помощи критериев хи-квадрат (% ), точного критерия Фишера; расчет корреляций проводился с использованием корреляций по Пирсону (Pearson) и Спирмену (Spearman); для определения внутренней структуры системы исследуемых переменных применялся факторный анализ; для группировки категорий на основе совокупного интегрального критерия был использован кластерный анализ (метод иерархической агломеративной кластеризации).

Организация исследования. На первом этапе (2003-2008 гг.) проведен теоретический анализ изучения проблемы; на втором (2008-2009 гг.) разработана программа эмпирического исследования, выполнен пилотаж и апробация методического инструментария; на третьем этапе (2009-2012 гг.) проведено эмпирическое исследование и математическая обработка данных в лаборатории психологических исследований проблем развития личности КамГУ им. Витуса Беринга, интерпретация и анализ результатов, выполнено оформление текста диссертации.

Эмпирическая база исследования. Эмпирическую базу исследования составили данные, собранные автором в ходе серии этнологических экспедиций в национальные поселки Камчатского края (п. Анавгай, п. Эссо Быстринского района, п. Тиличики, п. Ачайваям Олюторского района) в течение 2007-2011 гг., а также в г. Петропавловске-Камчатском. Этническая принадлежность респондентов определялась по самоопределению, представителями коренных народов Севера считались испытуемые, идентифицировавшиеся с членами одной из этнических групп, включенных в Единый перечень коренных малочисленных народов Севера,

русскими считались испытуемые, идентифицирующие себя как русские. По всем методикам в исследовании приняли участие 1714 респондентов.

Теоретическая значимость диссертационной работы заключается в том, что впервые рассмотрение этнического самосознания в полиэтничной среде ведет к пересмотру традиционного взгляда на генезис этнического самосознания, его строение, структуру, функционирование и развитие в свете современной этносоциальной проблематики.

Полученные в работе теоретические выводы позволят оценить существенную эвристическую и концептуальную значимость конструктивистского подхода к феномену этнического самосознания для психологического понимания процессов этнической социализации личности, межэтнических отношений и целого круга важнейших проблем этнопсихологии современного поликультурного общества. Особое значение такой подход имеет для анализа этнического самосознания коренных малочисленных народов, которое в настоящее время характеризуется фундаментальным переосмыслением всех этнодифференцирующих компонентов этносоциальной системы.

Научная новизна диссертационного исследования.

В процессе работы было уточнено понятие «этническое самосознание» в качестве сложного мультиполярного конструкта, проведен его теоретический анализ, предложена схема описания, включающая характеристику содержательно-критериальных, структурных, функциональных и процессуально-формирующих составляющих этнического самосознания, описана вариативность развития в разных ситуациях полиэтничной реальности.

В результате исследования были разработаны теоретические содержательно-критериальные, структурные, функциональные, процессуально-формирующие основы концепции этнического самосознания личности в пространстве полиэтничной среды. Исследование позволило провести системный психологический анализ этнического самосознания как сложного процесса конструирования этнической реальности и себя в ней, при котором по мере развития усиливается регулирующее и смыслообразующее значение самой личности.

В результате анализа эмпирических данных разработана теоретически обоснованнная и эмпирически подтвержденная модель организации и функционирования этнического самосознания личности в условиях современного полиэтничного пространства.

В ходе исследования определены факторы влияния ситуации полиэтничности среды на этническое самосознание личности с выходом в плоскость психологического консультирования и психокоррекционной работы.

В соответствии с авторской концепцией этнического самосознания личности выделены основания определения вариантов этнического самосознания и проведен системный психологический анализ особенностей этнического самосознания в зависимости от социокультурной ситуации этнической общности.

Выделенные типы этнического самосознания в их сопряженности с комплексом личностных показателей позволяют обеспечить комплексный подход к практике психологического консультирования и оказания нового вида психологической услуги -ориентирование личности в сфере этнической самоидентификации и возможностей ее реализации в полиэтничной среде.

Полученные теоретические и эмпирические результаты должны послужить развитию социальной психологии личности и определить перспективы ее развития в плане разработки эффективных программ социально-психологической поддержки личности, усиления активности, адаптированности и самореализации личности в современных поликультурных условиях. Результаты исследования позволят использовать в психологической практике новые аспекты регуляции процесса формирования этнического самосознания.

Практическая значимость работы заключается в создании научной базы для комплексных исследований психологии этнического самосознания в современном полиэтничном мире. Составляющие теоретической модели организации и функционирования этнического самосознания в полиэтничной среде приложимы ко всем этническим группам и могут иметь широкий спектр применения: от индивидуальной практики психодиагностического консультирования и психокоррекции до разработки программ, способствующих оптимизации процесса формирования этнического самосознания, а также раскрытию психологических особенностей различных вариантов этнического самосознания, несоответствующих теоретической модели, с целью их коррекции.

Разработанные основы функционирования этнического самосознания с позиций субъектного конструирования будут способствовать формированию этнокультурно компетентной личности, стремящейся к самосовершенствованию и преобразованию окружающей действительности, открытой для конструктивных форм взаимодействия. Положения диссертации могут быть использованы в целях проектирования нового типа мировоззрения, снимающего проявления крайностей кризиса этнической идентичности.

Подготовлено учебно-методическое пособие «Методологические и теоретические аспекты изучения этнического самосознания». Отдельные положения концепции субъектного конструирования в функционировании этнического самосознания личности в полиэтничной среде реализованы в курсах «Этнопсихология», «Специфика этнопсихологических исследований», «Этнология» в Камчатском государственном университете имени Витуса Беринга.

Достоверность результатов исследования и обоснованность выводов обеспечивались исходными теоретическими и методологическими основаниями подходов и концепций, получивших научное признание и прошедших эмпирическую проверку; использованием междисциплинарного подхода, подбором методов исследования, адекватных теоретико-методологическим основаниям работы; применением валидного и надежного социально-психологического инструментария, апробированного в отечественной психологии, достаточной репрезентативностью выборок; соблюдением основных принципов проведения эмпирического исследования, применением современных методов статистической обработки эмпирических данных, содержательным анализом выявленных фактов и закономерностей.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Субъектно-конструктивистский подход, интегрирующий основные положения культурно-исторического, историко-эволюционного, субъектно-деятельностного, гуманистического и экзистенциального подходов, определяющий приоритетным изучение личности и человека вообще в качестве активного преобразователя собственной жизни и деятельности, ориентированного на самореализацию личности в пространстве этнической культуры, дает возможность изучить концептуальные основы психологии этнического самосознания, его содержательные составляющие и функциональные проявления в полиэтничной среде современного социума.

  2. Этническое самосознание личности выступает важной составляющей процесса самосознания личности, интегрирующей его когнитивные, аффективные и регулирующие компоненты как на уровне индивидуального бытия человека (осознание субъективного опыта), так и на уровне этнической группы (обобщение социального опыта), вследствие чего этническое самосознание может быть рассмотрено в качестве мультиполярного образования, базирующегося на первичной концептуализации мира, связанного с его ценностным переживанием, формирующейся на этой основе системе ценностей, релевантных этнической культуре и задающих вектор социального развития, которое позволяет личности гармонизировать взаимоотношения как во внешнем мире, так и во внутреннем, с самим собой.

  3. Этническое самосознание возможно рассматривать как создание целостного концепта самого себя в этническом пространстве, который выступает как ментальная структура, представляющая опосредование, самоописание внутренней картины собственного этнического бытия, этнопсихологическую составляющую Я-концепции личности.

  4. Этническое самосознание - это результат сложного взаимодействия социальных и психологических (собственно личностных) факторов, при котором по мере становления и реализации усиливается регулирующая и преобразующая роль самой личности. Активность личности в конструировании этнического самосознания обеспечивает выстраивание собственного жизненного пути в полиэтничном окружении, адекватного задачам саморазвития и сохранения самобытности личности.

  5. В конструировании этнического самосознания личность действует структурно и типологически соответственно целостному концепту самого себя в этническом пространстве, который, являясь исходно социально-психологическим феноменом, имеет коммуникативную природу, межличностное происхождение, аффективные, когнитивные, регулятивные проявления и зависит от восприятия личностью социокультурной ситуации этнической общности.

6. В типах этнического самосознания, отражающих осознание личностью своего образа как члена этнической группы и образа этнической группы в зависимости от социокультурной ситуации (трансэтнический (внеэтничный, выходящий за пределы одной этнической группы, межэтнический), этноцентристский (самозамыкающийся, обособленный, исключающий влияние

других этнических групп), этномоделируемый (преобразующий, собственно конструируемый), могут быть представлены важнейшие психологические особенности функционирования этнического самосознания и активности личности в выстраивании собственной жизни в пространстве этнической культуры.

  1. Выделенные типы этнического самосознания в их сопряженности с комплексом личностных показателей позволяют обеспечить комплексный подход к практике этнопсихологического консультирования и оказания нового вида психологической услуги -ориентирование личности в сфере этнической самоидентификации и возможностей ее реализации в полиэтничной среде.

  2. Составляющие теоретической модели организации этнического самосознания личности, которые в совокупности составляют базу концептуальной модели реализации субъектно-конструктивистского подхода в функционировании этнического самосознания: содержательно-критериальные, определяющие его сущность через встроенность в целостную систему личности (изменчивость, константность, рефлексивность, атрибутивность, филогенетическая и культурно-историческая обусловленность, избирательность, относительная истинность содержания, эгоцентричность, интенсивность, самоценность, культурно-смысловая направленность); структурные, отражающие единое представление об этническом самосознании и включающие объективное этническое пространство, субъективное этническое пространство, идеальный образ этнической группы; функциональные, реализующиеся при решении жизненно важных для личности задач (концептуализирующая, ориентационная, информационная, когнитивная, оценочная, инструментальная, структурирующая, объединяющая, ценностная, мобилизационная, комплиментарная, защитная, адаптационная, сохраняющая благополучие и психическое здоровье, индивидуализирующая, воздействующая, развивающая, преобразующая, мотивационная, сублимирующая, регулятивная, корригирующая); процессуально-формирующие, отражающие сущность процесса этнической социализации, включающие три этапа (инкультурации, дифференциации, аксиологизации).

Апробация работы проведена на заседаниях Лаборатории психологических исследований проблем развития личности НИИ Региональных гуманитарных проблем КамГУ им. Витуса Беринга. Материалы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на международной научной конференции «Социоэкономические и экологические проблемы устойчивого развития территорий с уникальными и экстремальными природными условиями» (Петропавловск-Камчатский, 2001); межрегиональном научном семинаре «Человек на Севере: проблемы качества жизни» (Петропавловск-Камчатский, 2002); межрегиональной научно-практической конференции «Культурно-образовательная среда вуза» (Петропавловск-Камчатский, 2002); международном научном семинаре «Материальная и духовная культура народов Камчатки» (Петропавловск-Камчатский, 2002); межрегиональном научном семинаре «Человек в экстремальных условиях» (Петропавловск-Камчатский, 2002); международном научном семинаре «Этноэкология человека Севера: социально-экономические и психолого-педагогические аспекты» (Петропавловск-Камчатский, 2003); международном научно-практическом семинаре «Этноэкологические традиции коренных народов Севера: взгляд в будущее» (Петропавловск-Камчатский, 2004); международной научной конференции «По следам древних костров (к 70-летию Н.Н. Дикова)» (Петропавловск-Камчатский, 2005); всероссийской научно-практической конференции «Гуманитарный анализ состояния и перспектив развития высшего образования в России» (Сочи, 2005); межвузовской научно-теоретической конференции «Человек в истории: Социально-этнические процессы в микро и макро истории» (Петропавловск-Камчатский, 2005); II международном симпозиуме «Культурно-экономическое сотрудничество стран Северо-Восточной Азии» (Хабаровск, 2006); межрегиональной научно-практической конференции «Дальний Восток России: перспективы развития» (Петропавловск-Камчатский, 2007); всероссийской научно-практической конференции «Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития» (Москва, 2007); международной научно-практической конференции «Дух Севера» (Петропавловск-Камчатский, 2007); межрегиональной научно-практической конференции «Духовно-нравственное развитие России на современном этапе» (Петропавловск-Камчатский, 2007); региональной научно-теоретической конференции «Человек в истории: Человек и общество в условиях экономических, политических и социальных трансформаций» (Петропавловск-Камчатский, 2007); межрегиональной научно-практической конференции «Университет XXI века: достижения и перспективы» (Петропавловск-Камчатский, 2008); IV международной научно-практической конференции «Стеллеровские чтения» (Тюмень, 2008); международных

Крашенинниковских чтениях (Петропавловск-Камчатский, 2008; 2009; 2010); международной научной конференции «Актуальные проблемы этнопсихологии в контексте культурно-экономического сотрудничества со странами азиатско-тихоокеанского региона» (Хабаровск, 2008); II всероссийской научно-практической конференции «Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития» (Москва, 2008); научно-теоретических конференциях «Человек в истории: изучение феномена человека как общегуманитарная проблема» (Петропавловск-Камчатский, 2008; 2009); научно-теоретической конференции «Инновационный потенциал психологии в развитии современного человека» (Владивосток, 2009); II Молодежном Сибирском Психологическом Форуме «Инновационный личностный потенциал современной молодежи в развивающейся России» (Томск, 2009); Сибирских Психологических Форумах «Человек и современность: междисциплинарные исследования», «Ценностные основания психологии и психология ценностей» (Томск, 2009, 2011); международной научно-практической конференции «Образование и культура как фактор развития региона» (Ишим, 2009); краевой научно-практической конференции «Педагог в современном образовательном пространстве как носитель духовно-нравственной культуры» (Петропавловск-Камчатский, 2010); международной научной конференции «Теоретические проблемы этнической и кросс-культурной психологии» (Смоленск, 2010); межрегиональной научно-практической конференции «Духовно-нравственное воспитание подрастающего поколения как определяющее условие развития общества» (Петропавловск-Камчатский, 2011); в 3-ей Всероссийской научно-практической конференции «Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития» (Москва, 2011); международном научно-практическом симпозиуме «Образование и межнациональные отношения» (International Symposium on Education and Interethnic Relations -IEIR 2011) (Ижевск, 2011), Пятых международных исторических и Свято-Иннокентьевских чтениях, посвященных 270-летию выхода России к берегам Америки и началу освоения Тихого океана (Петропавловск-Камчатский, 2011).

По теме диссертации опубликовано 72 печатных работы, в том числе 2 монографии, главы в коллективных монографиях, учебное пособие, 7 учебно-методических пособий, статьи в журналах и сборниках научных трудов по основным разделам диссертации.

Материалы диссертации были использованы при подготовке и проведении лекционных курсов, практических учебных занятий в КамГУ им. Витуса Беринга, Камчатском филиале Балтийского института экологии, политики и права, тренингов личностного роста «На перекрестке культур» среди молодежи - представителей коренных малочисленных народов Севера, реализуемых в рамках программы «Сохранение и развитие национальных культур народов, проживающих в Камчатском крае». Данные исследования включены в разработанные курсы дисциплин «Этническая психология», «Специфика этнопсихологических исследований» для студентов, утвержденные психолого-педагогическим факультетом КамГУ им. Витуса Беринга.

Данные исследования включены в разработанные программы семинаров и практикумов Школы молодых исследователей, реализуемых в Камчатском крае в течение 2001-2011 гг. в проекте «Международный профильный научно-исследовательский лагерь-экспедиция «Наследие».

Теоретические положения, изложенные в работе, получили поддержку Российского фонда фундаментальных исследований по направлению «Мобильность молодых ученых: научная работа молодых российских ученых в ведущих российских организациях Российской Федерации» (грант № 09-06-90726-моб_ст) в 2009г., Российского гуманитарного научного фонда (грант № 11-06-18006е «Этнофункциональный аспект психологической адаптации коренных народов Камчатки») в 2011г.

Отдельные материалы исследования были включены в проект «Концепция непрерывной подготовки научных кадров с использованием потенциала международного научно-исследовательского полигона на базе уникальных научных и природных объектов Камчатки», выполнявшемся в 2009 году по заданию Федерального агентства по образованию в рамках целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы на 2009-2010 годы».


© Научная электронная библиотека «Веда», 2003-2013.
info@lib.ua-ru.net